вторник, 21 февраля 2017 г.

Записки о Латинской Америке(часть 26.) - Дорога в Боливию.

Вулкан Паринакота и озеро Чунгара

27 февраля 2016.

Встал примерно в пять утра, и к шести уже вышел на трассу. В это время еще темно. Как только рассвело, удалось поймать белый микроавтобус, принадлежащий шахте Чикикамата (Chuquicamata), крупнейшей в мире открытой шахте по добыче меди. По словам чилийцев, Чили — «самый главный экспортер этого металла на планете». На данной дороге почти не встречалось обычных частных авто. Почти все проезжавшие машины были фургонами белого цвета, принадлежали шахте, и не останавливались, так как это запрещено инструкциями. Однако это Чили, страна автостопа, и одним из фургонов управлял шофер по имени Рауль, сам автостопщик. Много лет он путешествовал по Южной Америке, играл на гитаре и занимался «артезанией»(создание различных поделок и сувениров). Водитель угостил бутербродами. Я вышел у въезда на шахту. Не успел здесь ничего сфотографировать — сразу посчастливилось остановить водителя джипа. Его имя — Филиппе, ему 26 лет, у него двое или трое детей. С ними и женой он живет в Каламе, но все они в данный момент отдыхали в Арике, родном городе Филиппе, и он ехал туда. Мне повезло не только в том, что получилось проехать 400 км без остановок. Филиппе — отличный собеседник и рассказчик. От него узнал много любопытного. 

Когда проезжали мимо деревни-оазиса, то я поразился ее заброшенности. Кругом пустыня, а тут, на небольшом участке — трава и деревья! По какой причине люди оставили эти места? Оказалось, много лет назад жители сбежали из нее после сильного дождя, принесшего с собой вредные элементы ближайших шахт, которые отравили почву. Также по дороге мы встретили закрытую 50 лет назад шахту по добыче натуральной селитры. Филиппе объяснил: «китайцы научились производить селитру искуственно, и шахта обанкротилась». Чуть позже на склоне горы, у дороги, увидели петроглифы огромных размеров. Называются они Chiza geoglyphs и созданы во времена инков. Древние жители сложили на светлом песке темные камни в виде различных рисунков. Филиппе остановился, и я вышел их сфотографировать. Затем мы проезжали по местности, где, по словам водителя, «машину сносит ветром, здесь так всегда; тут собираются поставить ветровые электростанции». Незадолго до Арики Филиппе взял еще одного автостопщика. Город Арика с многочисленными лачугами чем-то уже напоминает Перу. Как рассказал Филиппе, в Арике землетрясения случаются чаще, чем в каком-либо другом городе Чили. Он сам прожил тут почти всю жизнь, и наблюдал землетрясения «несколько раз в неделю.» Водитель высадил на окраине, у поворота в сторону Боливии. Здесь я подошел поближе к хижинам, чтобы сфотографировать их. После этого посетил магазин, и затем вернулся на трассу.

Геоглифы в Чили

Геоглифы в Чили

Трущобы возле реки

Лачуги в городе Арика

Лачуги в Арике

Дорога в пустыне

Зеленая долина среди пустынных гор

Горы, покрытые песком

Два часа ожидания, и удача — фура до самой границы. Дальнобойщик-боливиец вез яблоки, и угостил одним. Он рассказал о своей ненависти к США. Будучи ребенком, водитель видел, как американские военные пришли к нему в деревню... Горы в начале пути полностью покрыты песком. Лишь в одной долине пришлось видеть зеленый оазис. Не знаю, насколько сложно поддерживать его существование в столь засушливых условиях или, может быть, оазис натуральный, но почему-то подумалось, что здесь происходит именно «борьба человека с песком». Когда начинало смеркаться, поднялись выше 3000 м. Здесь мы увидели не только песок, но и множество камней. Высота указывается в некоторых местах на знаках. На одном специальном знаке я также прочитал название кактуса, весьма многочисленного на высоте около 3500 м и имеющего форму подсвечника: Cactus Candelabrio. Очень захотелось сфотографировать данное растение хотя бы в темноте, с помощью вспышки, но во время получасовой остановки водителя я предпочел сделать отжимания. Все кактусы находились чуть выше, и за ними потребовалось бы лезть в ночи по скалам. На обочинах то и дело встречались многочисленные кресты, поставленные на местах смерти водителей, и эти кактусы-подсвечники. В сумерках они создавали довольно жуткую картину. Пожалуй, трассы с таким количеством крестов мне еще нигде видеть не приходилось. От Арики до границы с Боливией — около двухсот километров по серпантинной дороге. Хоть она и асфальтирована, время, которое приходится затратить на путь по серпантину, всегда больше, чем на равнине для такого же расстояния. Кроме того, дальнобойщик, с которым я ехал, специально придерживался скорости 40 км/ч и даже меньше, так как, по его мнению, все смерти здесь происходили по причине того, что водители были молоды, неопытны и слишком спешили. «Despacio, despacio...(Медленно, медленно...).» - постоянно твердил боливиец. Когда до границы оставалось всего 93 км, то он заметил: «это еще на 5 часов». Предложил дальнобойщику еду, имевшуюся у меня. В ответ услышал следующее: «Спасибо, но в пути мне не нужна ни пища, ни вода, ни сон! У меня есть листья коки, и она мне заменяет это все!». Прочие водители, да и остальные жители Боливии также постоянно жуют коку. Ночевали посреди пампы, недалеко от границы, в очереди вместе с другими грузовиками.

В магазине, в Арике сегодня потратил 4023 чилийских песо(5,7$): салфетки — 180 песо(0,25$), две бутылки воды 1,5 л каждая - 1500 песо(2,1$) - 750 песо за каждую, четыре банана — 459 песо(0,65$), мыло — 450 песо(0,64$), один килограмм хлеба — 1284 песо(1,8$).

Очередь из фур на границе

Горы в Чили

Грузовики между горами и озером

Солнечная батарея

Вулкан Паринакота

Дальнобойщик в Южной Америке

Фуры возле гор и озера

Очередь из фур

28 февраля 2016.

С утра очередь из фур была очень подвижной, и мы довольно быстро добрались до озера Чунгара с вулканом Паринакота на другом берегу. От вершины почти до самого основания его покрывает шапка снега. Озеро находится на отметке 4000 м, а высота вулкана еще больше. Этот казался «спящим», но где-то вдали, со стороны Боливии, виднелся другой вулкан, со столбом дыма, поднимающимся из кратера. Дорогу время от времени перебегали то рыжие и худые викуньи, то черные и плотные ламы. Добрались до пробки перед первой адуаной(таможней). Позавтракали. На этот раз водитель не отказался от банки тунца. Ему понравились ее громадные размеры и то, что находилось внутри. Он спросил: «Где купил такую?». Я рассказал боливийцу про вчерашний подарок чилийцев, подвозивших из Сан-Педро-де-Атакама в Каламу. После прохождения контроля поехали очень быстро. На озере паспорта не проверили — это делают на следующей адуане. Вторая таможня содержала в себе еще большее количество фур, задымивших все вокруг. Тут дальнобойщик должен был провести целые сутки, и поэтому мы разошись. Во время путешествия вместе с ним на грузовике через горы из Чили в Боливию я не только делал фотографии, но и, как всегда, рассказывал на видеокамеру о происходивших событиях - смотреть.

Во время получения штампа в паспорт таможенник спросил, есть ли у меня монеты из России, и я отдал ему несколько копеек и рублей. Пройдя автомобильную очередь, встал на выезде из адуаны, где прождал несколько часов. В какой-то момент начался сильный град с градинами, размером с горох. Продолжался не меньше сорока минут. Земля вокруг стала белой. На мне были куртка, шорты и сандалии, и я подумывал о том, чтобы хотя бы переобуться. Вдруг выглянуло солнце, никогда еще не был так рад ему. Согрелся и высушил одежду. Грузовики все это время проезжали и проезжали мимо. Один раз видел целый караван из фур, провозивших части от ветровой электростанции. Их лопасти на самом деле значительно крупнее, чем кажется издалека. Один из прицепов, на котором закрепили подобную лопасть, был просто фантастической длины!

Горы и степи Боливии

Ламы пасутся в горах

Части ветровой электростанции

Лопасть ветровой электростанции

Часть ветровой электростанции

Ламы едят траву

Ламы в боливийской степи

Наконец, под вечер остановился один боливийский дальнобойщик, знавший сразу три языка: испанский, кечуа и аймара. Направлялся он в Санта-Крус, и оказался очень веселым парнем, одним из тех, кто бесконечно рассказывает всевозможные истории. Ко мне отнесся с подозрением. Ведь не может же иностранец просто так приехать в Боливию! Как бы случайно дальнобойщик рассказал предостерегающую историю о нескольких гринго, ушедших в горы на поиски золота и пропавших навсегда. Затем поведал о каких-то европейцах, живущих в Боливии, и связанных с транспортировкой запрещенных веществ. Спрашивал, интересуюсь ли я употреблением чего-либо подобного или «бизнесом», связанным с этим. Когда в ответ сообщил ему о своем спортивном образе жизни и ненависти к любым веществам, даже разрешенным, то тот только улыбнулся. Он также на всякий случай намекнул: «Ни один иностранец, приехавший за природными богатствами Боливии или решивший совершить зло на территории страны, не останется безнаказанными — такого человека либо убьют духи гор, либо заколдует ведьма». О том, что злодея могут еще кроме этого засудить в обычных инстанциях, речи не шло. Духи и колдуны в этой стране обладают силой, куда больше чем государство. «В Боливии есть такие ведьмы, - продолжал дальнобойщик, - которые способны сделать вообще все что угодно!» Нельзя сказать, что я верил или не верил водителю. Я просто слушал его, и старался все запомнить, чтобы потом записать в полевой дневник, как и подобает этнографу. Впрочем, часть сведений все же забыл, а часть — просто не смог понять, так как я далеко не самый лучший знаток испанского в Боливии. Местность возле трассы была дикая, домов очень мало. Примерно в 60 км от адуаны, справа от нас, заметили скопление скал. Согласно легенде, услышанной от боливийца, в прошлом скалы были домами. Он назвал их «casas de las chulpas». До Рождества Христова здесь располагалась деревня, и ее жители сделали нечто плохое, и за это их дома, а возможно и они сами, были превращены в камни. Насколько я понял, этих жителей водитель называл «chulpas», и сами они вместо людей превратились в каких-то бесов. С другой стороны, в интернете встречается другая трактовка слова «chullpas». Так называют погребения в виде каменных башен. Те скалы, что мы видели, являются именно скалами, а не башнями. Лишь одна из многочисленных скал показалась мне похожей на погребальное сооружение. Водитель по собственному желанию остановился, чтобы я смог сфотографировать «casas de las chulpas». Как и все боливийцы, этот дальнобойщик жует коку. При этом другие вредные привычки у него отсутствуют — пьет он только простую воду, а Кока-Колу и все остальное не пьет. Не ест помидоры, но ест лук. Из рассказов боливийца отмечу еще один — о бомбе из растений. Дальнобойщик утверждает, что боливийские ученые, страдая от нехватки средств на создание атомной бомбы, были вынуждены довольствоваться химическими веществами, имеющимися в тропических растениях, и, экспериментируя с ними, нашли такое сочетание, которое позволяет сконструировать мощную бомбу. Водитель добавил: «Найдены лишь бумаги, описывающие, как сделать ее, но никто не видел само изобретение.»

Casas de las chulpas

На двух фото, вверху и внизу - скалы, которые дальнобойщик-боливиец назвал «casas de las chulpas».

Casas de las chulpas

Женщина и торговый лоток в Боливии

Боливийские женщины

Высадили меня в городе Патакамайя(Patacamaya) с населением 8400 человек. До этого я просил остановиться в любом месте незадолго до населенного пункта, но чтобы там не было домов, так как собирался ночевать в палатке. Однако дальнобойщик довез до самого города, сообщив, что тут очень безопасно и ночевать в палатке можно прямо на улице. Поздний вечер. Улицы почти не освещаются. Магазины как раз начинают закрываться. Зашел в первый попавшийся, купил 2 л воды за 8 боливиано(1,1$). Во время длительного ожидания попутки на границе сегодня удалось поменять немного чилийских денег на боливийские у дальнобойщиков. Девушки в магазине, как и и по всей Боливии, одеты в свою национальную одежду, шляпу и платья. Когда спросил их про то, знают ли они какое-нибудь место, подходящее для установки палатки, то прочел изумление на лицах. Такого места они не знали. В разговоре с ними я преследовал и другую цель — думал, стоит завязать беседу, и они пригласят меня в гости к себе домой. Так я прошел примерно три магазина, но в гости почему-то не звали. В третьем сообщили, что палатку я могу поставить прямо рядом с магазином, хотя перед этим указали на гостиницу на другой стороне улицы. Хозяева магазина живут прямо в этом магазине, и как раз закрывались на ночь. Они очень удивились и несколько минут тихо смеялись над тем, что я не пошел в гостиницу, а на полном серьезе стал ставить палатку на улице. Выходить из города, и искать поляну за его пределами уже не было желания, так как хотелось спать. В гостиницу идти тоже не хотел. На улице до этого ни разу в жизни еще ночевать не приходилось. Разместиться решил на бетонной площадке, почти вплотную к двухэтажному кирпичному дому, на первом этаже которого находятся коммерческие помещения, а на втором — нежилые, где в окнах отсутствуют стекла. Видимо, там еще продолжается стройка. Уже поставил палатку, как вдруг заметил над ней кирпич, лежащий на самом краю окна второго этажа. Пришлось переставлять палатку в безопасное место, и это вызвало дополнительный смех хозяев магазина. Лишь их лавка была открыта в момент моего появления, и я ночевал в стороне от нее, напротив закрытой. Они тоже вскоре закрылись. Видимо в доме продают какую-то краску, потому что ее запах ощущался даже на улице. Это было большим минусом ночевки в этом месте, а так все прошло спокойно. Пока пил горячую воду, согретую на горелке, и ел печенье, то город погрузился в сон. Изредка во мраке неосвещенной улицы появлялись прохожие, но все трезвые и тихие.

Грузовик на трассе в Боливии

Продажа древесины в Ла-Пасе

Продажа древесины в Ла-Пасе

29 февраля 2016.

В пять утра проснулся от лая собаки возле палатки. Тут же записал про это видео. Пошумев минут десять, пес ушел, и я поспал еще немного. На рассвете собрал палатку. Хозяин магазина проснулся, я поздоровался с ним, а затем пошел на перекресток, где за 3 боливиано(0,4$) купил 7 булок. После этого двинулся в сторону Ла-Паса, до которого примерно 100 км. Дойдя до объездной дороги и пункта оплаты проезда(в Боливии тоже есть платные дороги), стал ждать попутку, и довольно быстро поймал ее. Если предыдущий водитель направлялся в Санта-Крус, то этот, наоборот, ехал из Санта-Круса. Он сам родом из этого города, и на просторах альтиплано климат для него слишком прохладный, поэтому вел машину, укрывшись одеялом и жуя листья коки, которая, по мнению аборигенов, кроме всего прочего, спасает от холода. По моему личному наблюдению, эта отрава(листья коки), давая боливийцам эффект насыщения, избавления от сонливости и согревания, как бы и выручает их во всех «бедах», но при этом незаметно забирает их здоровье. Я не врач, и не проводил никаких исследований состояния боливийцев, и делаю вывод основываясь на внешнем виде. Так вот, глядя на бледные лица боливийцев, жующих отраву, и их черные от нее зубы, приходишь лишь к одной мысли: «что-то с ними не так». Водитель снова попался общительный. Рассказывал о своем детстве в Санта-Крусе. Однажды он увидел, как на автотрассу приземляется самолет. Дорогу специально перекрыли для этого. В то время боливиец не понимал, почему летательный аппарат вдруг появился в столь непривычном месте, но бабушка будущего дальнобойщика объяснила ему: это самолет, перевозящий белый порошок. Более того, если верить боливийцу, то этот порошок «до 1991 года свободно продавали на рынках, как сахар». Дальнобойщик завершил свою поездку на окраине Ла-Паса. Я вышел у торговой площадки, где продавали дрова и древесину. Наудачу забрался в первый попавшийся автобус, и в нем студент, знавший английский, рассказал, как доехать до центра. Следуя его совету, вышел на одной из остановок, пересел на микроавтобус. Внутри место для рюкзака отсутствовало, поэтому просто забросил его на крышу, не пристегнув ремнями, так как рассчитывал на быструю поездку. Она не обманула моих ожиданий и оказалась быстрой, но при этом еще и долгой! Пока мы неслись по горам Ла-Паса, то подпрыгивали время от времени. Рюкзак, тем не менее, держался. Благополучно добрался до собора Св. Франциска. Нашел отель поблизости, и решил остановиться в нем до завтра. В Ла-Пасе у меня есть одна знакомая, и пару недель назад написал ей о своем намерении второй раз посетить Боливию, после чего она сама предложила остановиться в ее доме. Заселившись в гостиницу, зашел в ближайшую прачечную, а точнее в точку, откуда увозят вещи в нее, и сдал свою одежду на стирку. Работница пригласила вернуться в шесть вечера, чтобы забрать постиранное. Подошел к этому времени, но у кассы никого не было. Другие иностранцы, тоже ожидающие свою одежду, сказали, что женщина уехала в саму прачечную, и обещала приехать к семи. В итоге, вещи были привезены в восемь или даже девять. Самым любопытным итогом дня стала ночевка в гостинице с душем в номере, и живописным буфетом на этаже. В комнате даже есть подушки с изображением Москвы! Мне понравился контраст с предыдущей ночевкой в стиле бомжа на улице в Патакамайе! Кстати, это захватывающее приключение я записал на видеокамеру - вот, смотрите.  

Расходы за сегодня: 150 боливиано(21,4$). В них входит все, указанное ниже.

Патакамая: за 3 боливиано(0,4$) купил 7 булок.

Ла-Пас: 1)ночь в гостинице(свой душ в номере) — 100 боливиано(14$); 2)10 булок малого размера, 1 большой хлеб, 1 эмпанада — 10 боливиано(1,4$) за все вместе; 3)большой ананас — 8 боливиано(1,1$); 4) 2 л воды — 6 боливиано(0,85$); 5) четыре банана — 3 боливиано(0,4$); 6)прачеченая — 20 боливиано(2,8$).

<< Предыдущая статья | Следующая статья >>

Комментариев нет:

Отправить комментарий