пятница, 17 февраля 2017 г.

Записки о Латинской Америке(часть 25.) - Комунидад Катарпэ(Comunidad Catarpe).

Дорога в пустыне Атакама

Сандалии утопают в глине дороги, размытой вчерашним дождем. Вдруг начинается новый дождь. Встречаю чилийскую девушку на велосипеде. Она местная. Спросила, куда я держу путь, и, желая помочь, стала рассказывать о неком «заброшенном доме», где можно переночевать. Будучи в одном платье и намокая под дождем, начертила для меня на песке целую карту(от укрытия в виде тента во время рисования отказалась)! Поблагодарил самоотверженную девушку, и двинулся дальше. Встретил еще пару иностранцев, уходивших в город после начавшегося дождя. Закончился он быстро, и выглянуло закатное солнце, осветив красные горы и долину, поросшую травой. Дорогу несколько раз пересекает река Rio San Pedro, никакой переправы нет. Сняв обувь, перешел вброд. Через некоторое время снова пришлось переходить вброд. Немного спустя — и в третий раз. В дальнейшем, качество дороги продолжало оставлять желать лучшего. Идти приходилось с огромными кусками глины, прилипавшими к сандалиям.

Наступило время начинать присматриваться к окрестностям в целях выбора места для установки палатки, то есть запрещенного здесь дела (по правилам, указанным на доске у шлагбаума). Запрет беспокоил меня мало, поскольку мысли и ноги были заняты поиском питьевой воды(в реке она мутна). Удалось встретить один прозрачный ручей, но рядом с ним я не остался, а пошел еще дальше по дороге. Когда начинало темнеть, добрался до дома с припаркованным у него красным джипом. Впрочем, это чуть поодаль от дороги, а прямо возле нее — другой дом. Подошел ближе — люди в доме отсутствовали. Сфотографировал традиционную печь, сложенную снаружи дома, и продолжил идти. Поблизости на возвышенности находится часовня. Где-то здесь - заброшенная хижина, о которой рассказывала велосипедистка, но так и не понял, где именно. Подходящих площадок для установки палатки не наблюдалось — все вокруг напоминало либо болото, либо было завалено большими камнями разной формы. Лишь один клочок суши заполнен глинистой почвой, мелкими камнями, и более-менее годился для ночлега. Оставил на нем рюкзак, но решил прогуляться еще немного прежде, чем лечь спать. Очень хорошо, что я так и не поставил там палатку, ибо в итоге это место ночью оказалось если и не полностью затопленным, то все равно отрезанным от внешнего мира. Через пять минут увидел доску с картой и надписью на ней: «Comunidad de Katarpe, bienvenido». Комунидад Катарпэ — так называется поселение, состоящее из нескольких домов и нескольких жителей. Тут меня молчаливо встретили собаки, а затем — женщина. Спросил у нее, знает ли хорошее место для палатки, и дама предложила поставить палатку рядом со своим домом. Обрадовался, и побежал назад за рюкзаком. Дама предостерегла, чтобы я ни в коем случае не пытался вернуться сегодня в Сан-Педро-де-Атакама, так как после дождя река вышла из берегов, и уровень воды в ней стремительно поднимается. Это значит — если совсем недавно переходил вброд по-колено, то уже сейчас может быть по-пояс и выше, что опасно, учитывая очень быстрое течение.

Горы в пустыне Атакама

Горы в Сан-Педро-де-Атакама

Традиционная печь в Чили

Карта Комунидад Катарпэ

Глиняная печь  в Чили

Рабочий с лопатой

Завтрак чилийцев

Женщину, встретившую меня у реки, зовут Патрисия. Кроме нее, в доме находились ее брат Исмаель, его подруга Гваделупа, и наемный работник Адам, приехавший откуда-то из окрестностей Сантьяго. Патрисия сказала: «Ставь палатку, и не опасайся — люди тут очень хорошие.» Позже, когда палатка была готова, хозяева дома предложили переночевать на кровати, но предпочел палатку. Двор дома имеет крышу. У самого входа под ней расположены клетки для птиц и кроликов, загоны для овец, ближе к жилым помещениям — стол и скамейки для трапезы, газовая плита и баллон с газом. Под крышей двора также оставляют трактор. Еще здесь есть деревянное жилище для голубей, и разноцветные флажки, закрепленные на веревку. На заднем дворе - бассейн, служащий для сбора воды. Вода в него подается из реки с помощью специального канала, перекрываемого завинчивающейся крышкой. Еще три дня назад, по словам жителей Комунидад Катарпэ(Comunidad Catarpe), река была прозрачной, а не красного цвета. Поскольку резервуар стал наполняться мутной водой, его решили перекрыть. В темноте Исмаель нашел крышку, и закрутил ее. Как сказали хозяева дома, после дождя река снова становится прозрачной месяцев через шесть-семь.

С истинно чилийским гостеприимством, как и гаучо эстанции Тимаукель на Огненной Земле, жители Атакамы угостили меня бараниной, хлебом и чаем. Рассказали следующее: население в Комунидад Катарпе составляет чуть более, чем пять жителей. Красный джип у одного из домов принадлежит неким швейцарцам. Когда за столом поведал людям, что я из России, то один из чилийцев не сразу понял, о какой именно стране идет речь, и попросил медленно, по буквам повторить ее название. Патрисия время от времени вдруг прерывала разговор, призывая к тишине. Все замолкали и прислушивались к грохоту, источник которого находился поблизости. Шум постепенно нарастал. С подъемом уровня воды в реке течение стало таким быстрым и сильным, что оно без труда переворачивало большие валуны на дне — они и создавали эти звуки.

«О Боже, все слышали это? Допиваем чай, и идем смотреть реку!» - сказала Патрисия, и я порадовался тому, что оказался в краях, где после ужина зовут смотреть не какой-нибудь фильм, а реку.

Включив фонари, вышли из двора. Только очутившись ближе, мы в полной мере осознали силу стихии. Чилийцы окликнули меня, так как я подошел слишком близко к воде: «Отойди, берег может обрушиться в любой момент!» Самое интересное — причиной всего был тот самый вечерний дождь, продлившийся около десяти минут. Даже облака давно рассеялись, и небо теперь сверкало звездами. Под мелодии камней, перекатывающихся по дну Rio San Pedro, в палатке мне приснился сон о землетрясении.

Чилиец и генератор

Бобы в огороде

Дерево айва

Генератор в огороде

Чилийский двор

Газовая плита и скамейка

Стол во дворе в Чили

Трактор во дворе

Овцы в чилийской деревне

Кролики в клетке

Чилийская кормушка для птиц

Разделка мяса в чилийской деревне

Спальня в чилийском доме

Телевизор в чилийском доме

Бассейн в чилийской деревене

Дом в Комунидад Катарпэ

Камни во дворе

Деревенские жители в Чили

Завтрак чилийцев за столом

Кактус туна

На фото внизу - Гваделупа показывает, как чистить кактус "tuna"("opuntia"), чтобы сделать его пригодным в пищу. Кактус целиком - фото выше.

Чилийская женщина ест кактус

Чилийская женщина и традиционная чилийская печь

Чилийская традиционная печь

Гранаты в Чили

Река вышла из берегов, затопила дорогу и завалила ее булыжниками. Это одна из версий, откуда взялись эти камни. Они довольно крупны, можно примерно представить, какой силы должно быть течение, выбросившее их сюда. В защиту версии ставлю тот факт, что ночью мы слышали, как вода перекатывает камни по дну. Другое предположение - река могла их просто вымыть из самой дороги. Скорее всего, тут происходил и первый, и второй вариант.

Камни на дороге в Атакаме

26 февраля 2016.

За домом помимо бассейна есть фруктовые деревья(гранат и membrilla — Cydonia oblonga), огород с растущими на ней бобовыми(ava) и кукурузой(choclo), свинарник, клетка для гусей и генератор. Исмаель показал все, и разрешил сфотографировать его рядом с генератором. Кроме того, по моей просьбе меня с фотоаппаратом впустили в дом. Внутри спальни — кровать, телевизор, и множество разнообразных предметов. На завтрак пили чай с хлебом и джемом, созданным из фруктов membrilla. Дерево membrilla c плодами, напоминающими грушу, растет возле дома, однако данный джем был в куплен в магазине, а не произведен в домашних условиях. После завтрака чилийцы собрались уезжать в Сан-Педро-де-Атакама, и позвали меня с собой. Перед этим женщины разложили на столе мясо, а затем складывали его в мешки. Тем временем наемный работник Адам выгружал лопатой песок из прицепа трактора. Но поехали мы вовсе не на тракторе. У чилийцев имеется старая легковая машина, и все погрузились в ее тесный салон. Все, то есть 5 человек и 7 собак(3 большие и 4 маленькие). Ехать, правда, пришлось меньше одного километра, так как путь после недавних событий стал совершенно непроезжим. Уровень воды в реке уже снизился, но за ночь она успела завалить дорогу крупными камнями. Машина была брошена. Движение продолжили пешком. Чилийцы захватили мешки, я — рюкзак, собаки отправились налегке. Шли не по дороге, а тропами, известными местным жителям. Сделали остановку у традиционной глиняной чилийской печи и развалин старого глиняного дома. Здесь рос вид кактуса, называемый «tuna»(научное название — Opuntia), мякоть которого пригодна в пищу. Перед этим с него снимают зеленую кожуру и колючки. Гваделупа показала, как правильно это делать. Кактус — очень сладкий. Патрисию встретили у шлагбаума родственники на красном джипе. Исмаэль и Гваделупа повернули обратно, а наемный работник Адам остался здесь. Патрисия села в кабину, а мы с Адамом забрались в кузов, где находилась самая молодая часть родственников Патрисии. Они всю дорогу ели апельсины, отрывая кожуру зубами. Патрисия — очень добрая женщина. После вчерашнего приглашения переночевать в палатке она почти сразу предложила приехать к ней в деревню Ойе, а затем в Каламу, где у нее квартира. Джип сейчас направлялся именно в Ойе. Проехав Сан-Педро-де-Атакама, вскоре достигли поворота с указателем в сторону этой деревни. Здесь я попросил высадить меня, чем, к моему глубокому сожалению, расстроил добрейшую сеньору. До этого не отказывался от того, чтобы еще несколько дней продолжать оставаться ее гостем, и для нее мое решение стало внезапностью. Она оставила свой номер и адрес в Каламе, и сказала приезжать к ней в любое время. Согласно моим ощущениям, уже пришло время покидать Атакаму, и двигаться дальше. Дорога, проходящая мимо поворота к деревне Ойе, не является какой-либо важной магистралью. Хоть на ней и есть асфальт, но машин нет. Те, что изредка, раз в десять минут, проезжали, останавливаться не стали. Дорога привела меня на трассу Сан-Педро-де-Атакама — Калама, ту самую, по которой я приехал вчера. Снова прошел до поворота в «долину мертвых», и принялся ловить попутку. Уехал быстро. В машине - несколько человек, и один из них умел говорить по-английски. Довезли до Каламы, и, прежде чем отпустить, вручили пакет печенья, бутерброд и огромную консервную банку с тунцом!

Трава в Атакаме

Горы в Сан-Педро-де-Атакама

Пустыня Атакама

Пустыня Атакама

Мотоциклист на трассе в пустыне Атакама

В дальнейшем мне предстояло добраться до города Арика на самой северной окраине Чили, и затем повернуть в сторону Боливии. Однако Калама располагается на востоке от Панамериканской трассы, поэтому для начала следовало добраться до города Икике(Iquique) на побережье Тихого океана. Расспрашивая прохожих на улицах Каламы, без труда нашел необходимое направление. Много времени провел на заправке, заряжая камеру и используя интернет. Когда стал покидать город, то начало смеркаться. Включил фонарь. Заночевал в пустыне между городом, трассой и промышленной зоной. Хорошо, что ветер дул не с ее стороны. Здесь и так чувствовалась загрязненность воздуха. Палатку сдувало, так что закрепил ее на камни, которых здесь имелось в достатке.

На воду сегодня потрачено 2000 чилийских песо(2 бутылки 1,5 л., по 1000 песо или 1,4$ за каждую), а на хлеб(1,7 кг) — 2800 песо(4$). Итог: 4800 чилийских песо(6,8$).

Завтрак с чилийцами в Комунидад Катарпэ и короткий рассказ о пребывании у них в гостях записал на видео - смотреть.

<< Предыдущая статья | Следующая статья >>


Комментариев нет:

Отправить комментарий