среда, 13 сентября 2017 г.

Приключения на острове Куба(часть 5.) - Баконао - деревня рыбаков на берегу Карибского моря.

Рыбаки деревни Баконао на Кубе

В Сибоней приехали на закате дня. На пляже вечером народу немного. Всего несколько пальм украшают это место. Мы остановились на краю пляжа, у волнореза. Чех Даниэль поговорил с нами еще немного и пошел к своим друзьям. Вскоре стемнело, но часть пляжа достаточно хорошо освещается даже ночью. Палатку ставить не стали, а улеглись прямо на карематах. Накрыл путешественницу N спальником. Она уснула почти моментально, а я еще долго ходил возле берега, слушал музыку и смотрел на рыбаков - то приходящих на волнорез, то покидающих его. Ловили они удочками. Рыбу привлекали с помощью факелов, сделанных из бутылок с зажигательной смесью. Время от времени совсем близко появлялся и мерцал огонек подобного факела. Он казался почти беспомощным среди невидимых, но очень громких волн, чернота которых сливалась с ночным небом. Около двух или трех ночи я присоединился к спящей N. Лежал некоторое время без спальника, потом все-таки укрылся им. Куртки и спальника оказалось недостаточно. Достал термобелье и оделся. Ночь с 4 на 5 декабря 2016 была самой холодной за все наше путешествие по Кубе, но сомневаюсь, что температура опускалась ниже +14. Термобелье, скорее всего, захотелось надеть лишь из-за сильного контраста с дневной температурой. За весь месяц на острове больше термобелье не надевал. До 12 на пляже присутствовала машина с местной молодежью и громкой музыкой, но после полуночи кроме волн и ветра все другие звуки прекратили существование.


5 декабря 2016.

Как здорово однажды проснуться на берегу Карибского моря в шапке и термобелье, вылезти из спальника и пойти общаться с местными рыбаками! Они всю ночь не смыкали глаз на краю волнореза и сильно продрогли от ветра, как сами признались. Мне довелось поближе рассмотреть их бутылку-факел. Это бутылка из-под рома, в которую налита горючая жидкость и вставлен фитиль. После общения с рыбаками, фотографирования и записи видео я залез на коралловый риф и сделал на нем традиционные 200 отжиманий. Волны мягко накатывались на риф. Отжиматься приходилось в морской пене. Видео с записью разговора с рыбаками - смотреть. Тем временем поднялось солнце. Пока собирали рюкзаки к нам подошла девушка из Аргентины. По нашему виду она еще издалека поняла, что мы - «мочиллерос», такие же, как она. Я, конечно, был рад видеть представительницу страны, где мне довольно много пришлось путешествовать. По Кубе девушка ездила совершенно одна в поисках интересных для ныряния с маской мест. Мы отказались от предложения взять ее маску на время и самим попробовать изучить подводный мир, но искренне поблагодарили за это! Аргентинка также поделилась ценной информацией, которую не сразу понял и в которую даже почти не поверил. Когда я сказал, что на Кубе в отличие от других стран в иностранце видят просто мешок с деньгами, то ныряльщица возразила: «Нет, не везде так. Я посетила много небольших деревень в различных местах побережья Кубы. В них очень гостеприимные и хорошие люди. Я жила в их домах совершенно бесплатно». Тогда я еще не знал, что такие деревни со старой традицией гостеприимства, где тебе рады просто так, действительно существуют на Кубе. Историю аргентинки я объяснил себе тем, что она девушка, путешествует одна, имеет смуглый цвет кожи и испанский язык для нее родной. Слишком невероятной казалась идея бесплатного ночлега на Кубе — после Гаваны и Тринидада с их агрессивной коммерцией, навязыванием услуг и жилья в аренду. В том, что аргентинская ныряльщица говорила чистую правду впоследствии пришлось убедиться на собственном опыте.

Перед тем, как покидать Сибоней, следовало запастись едой. Вначале принялись искать булочную. Расспрашивали прохожих, и после двух километров расспросов выяснилось: мы как-то умудрились пройти мимо. На обратном пути некоторые из встречных утверждали, что булочная закрыта. Это и в самом деле оказалось так, но каким-то образом мы добрались до целой пекарни! Негр в белых штанах с татуировкой дракона на плече привел нас внутрь. Не сказать, чтобы работа внутри кипела. На столе лежали какие-то мешки. Женщина в белом делала уборку. Кое-где на полках ровными рядами разложен вчерашний хлеб, над ним летали многочисленные мухи. Заплатил негру за несколько булок. Он передал их мне, а затем ушел. Путешественница N тоже вышла. Я спросил у работницы пекарни разрешение на фото и видеосъемку. Та не только разрешила, но и открыла потайную дверь в комнату, где на специальных полках лежал будущий хлеб. Пока он еще находился в состоянии теста. Хлеб теперь пекут в современной электронной печи. Однако в пекарне сохранилась старая печь, топливом для которой служили дрова. По словам работницы пекарни печью прекратили пользоваться всего лишь восемь лет назад. Как-то здорово и одновременно грустно наблюдать технический прогресс. С одной стороны, чувствуешь радость от того, что застал архаичную печь целой и невредимой. Вот ей даже пользовались еще недавно. Ты опоздал совсем чуть-чуть, дрова уже не подкидывают в нее. В углу стоит железный шкаф-монстр, и его просто включают одним нажатием кнопки. Ниже будут фотографии из пекарни,  но также я сделал небольшой видеорепортаж - смотреть.

Горы и озеро в районе деревни Сибоней на Кубе

Кубинский факел для привлечения рыбы

Телега с лошадью и Камаз на Кубе

Старая печь в пекарне на Кубе

Печь в кубинской пекарне

Кубинский пекарь и испеченный хлеб

Старая печь в кубинской пекарне

Тесто на протвине в пекарне на Кубе

Современная печь в кубинской пекарне

Сырой хлеб перед отправкой в печь

Внутри пекарни на Кубе

Раскрытая дверь новой печи в кубинской пекарне

Берег Карибского моря на Кубе

В Сибонее есть магазин. Купил очень много полулитровых бутылок воды, а также мороженое для путешественницы N. В дальнейшем я захотел поехать в деревню Баконао, по двум причинам. Во-первых, она показалась мне маленькой и следовательно способной сохранять тишину и спокойствие традиционной жизни кубинцев. Баконао расположена на совсем не оживленном пути — это видно уже по карте. Во-вторых, дорога после нее продолжается в направлении Гуантанамо, куда нам рано или поздно пришлось бы ехать. Возвращаться в Сантьяго, чтобы попасть на основное шоссе, не хотелось, поэтому из Сибонея рассчитывал напрямую отправиться в Гуантанамо. Пока мы еще не знали, что проезд иностранцев дальше деревни Баконао запрещен. Чтобы добраться из Сибонея в Баконао можно воспользоваться не очень многочисленными маршрутками, но мы выбрали автостоп. Выйдя из Сибонея, некоторое время простояли на трассе к Сантьяго, но потом решили пройти дальше и сделали правильно, поскольку скоро достигли поворота на Баконао. Попуток проезжало очень мало, однако нас в очередной раз выручили иностранцы на своей арендованной машине. Впоследствии я понял — это являлось чистой воды везением, поскольку в последующие дни больше иностранцев в Баконао или где-то поблизости встречать не приходилось. Это была семейная пара из Швейцарии, Сирилло и Жозет. В Баконао они ехали из любопытства. Их тоже привлекло отдаленное расположение деревни и природа национального парка, обозначенного на карте. В самом начале мы проехали мимо другого парка - со скульптурами динозавров в натуральную величину. Это знаменитое место, тут довольно много туристов. Дальше него почти никто не ездит. Как и многие дороги вдоль побережья, дорога в Баконао необычайно живописна. Людей и поселений здесь не так много. Хотелось просто выйти посреди пустынной трассы, на границе земли и моря, остаться в любом месте на несколько дней. В этих размышлениях и созерцании моря время и несколько десятков километров пролетели очень быстро. Вдруг мы достигли лагуны Баконао, а затем устья реки, впадающей в море, пересекли ее по мосту и оказались в деревне. Выехав из поселения, добрались до военного поста со шлагбаумом на дороге. Дальше путь для иностранцев закрыт. Территория находится под особым наблюдением, поскольку поблизости - военная база вражеской страны, США. Теоретически, если ехать по этой дороге дальше, можно попасть в кубинский город Гуантанамо, о чем я уже говорил. Пришлось повернуть обратно. Швейцарцы подъехали к лагуне Баконао и повернули к въезду в национальный парк. На стоянке нас встретил очень громогласный кубинец. Он сразу потребовал 2 доллара за посещение парка, но мы попрощались со швейцарцами и пошли своей дорогой, то есть на выход. Поблизости я уже присмотрел прекрасный дикий пляж. Кубинец кричал вдогонку: «Куда же вы?» В одной из частей лагуны можно было различить силуэт рыбака по-пояс в воде. Не так далеко прогуливались розовые фламинго. Мы пересекли дорогу, неширокую полосу древесной и кустарной растительности, а затем вышли на каменистый берег. Местами на нем тоже встречаются кустарники. В тени одного из них оставили рюкзаки и приблизились к волнам. Как и в Сибонее, у берега здесь находятся стены коралловых рифов. Из-за этого волны постоянно с шумом разбиваются. Чтобы услышать друг друга, приходится переговариваться громче обычного. Удалось найти несколько раковин и одну очень яркую и красивую. Мы пошли по пляжу в сторону устья реки. Неожиданно увидели на берегу несколько кокосовых пальм с большим количеством плодов. Очень удачная находка. Пальмы предоставлены сами себе, никаких домов или огородов в непосредственной близости нет. Если пройти еще несколько сотен метров, то выходишь к одинокому дому. Возле него сооружено кафе, но посетители отсутствуют, имеются только хозяева. Возле устья реки 24 часа в сутки происходит рыбалка. Это касается не только деревни Баконао, но и вообще всех рыбных мест на Кубе. Одни кубинцы приходят на них днем, другие — ночью, но неизменно кто-нибудь караулит рыбу с удилищем или бороздит море на лодке с сетью. Пока весь мир засыпает, где-то на побережье Кубы рыбаки зажигают свои бутылочные факелы... Я подошел пообщаться с рыбаками. Те восприняли спокойно наше появление, совсем не удивились ему, хотя в деревне не живут иностранцы. Всех рыбаков, увиденных нами, можно отнести к негроидному антропологическому типу.

Кроме фотографий этих рыбаков(см. ниже+самое первое фото), конечно же, у меня есть еще и видео, где показано, как они собирают сеть - смотреть.

Еще до заката вернулись к пустынному пляжу, где оставили рюкзаки. Я перетащил их поближе к кокосовым пальмам - возле них сегодня предполагалось поужинать и переночевать. Хотя еще и оставалось несколько батонов и вдоволь бутылочной воды, но нам захотелось испробовать дары местной природы. С пальмами и кокосами мне никогда еще не приходилось иметь дела. Первая мысль по поводу того, как добыть еду в Баконао — просто залезть на пальму, как обезьяна, и стряхнуть плоды вниз. При виде больших зеленых кокосов в первую очередь активировалась какая-то древняя часть моего мозга, отвечающая за звериные инстинкты. «Залезть на дерево и схватить» - сказала эта часть. Более современная половина мозгов добавила: «Запиши это на видео». Пальма была не очень высокой, но на пути к вершине и особенно на спуске я успел как следует подрать кожу живота об кору дерева. Наверху выяснилось — кокосы достаточно надежно закреплены и одной рукой их скинуть не так просто. Приходилось скручивать стебель кокоса пока он не разорвется. Я взял с собой нож, но в данных условиях им пользоваться оказалось неудобно. Профессиональные сборщики кокосов на Кубе забираются даже на очень высокие пальмы с помощью специального приспособления. Такого сборщика и его инструменты нам впоследствии довелось увидеть в Баракоа. На пальму этим вечером я забрался раза два. Ровно такое же число кокосов удалось добыть. Решил сменить тактику. Взял камень, прицелился в кокос и попал. Они висят гроздьями, пальма не слишком высока, поэтому добросить получилось. Более того, уже со второго раза я сбил один. Камень за камнем летели наверх. Плоды сбивались на удивление легко. Главный недостаток такого метода — каждый второй кокос раскалывался от попадания камня. Трещины, однако, не всегда выходили большие, и разбитый кокос тоже годился к дальнейшему использованию. Путешественница N терпеливо снимала на видео мою кокосовую охоту. Следующий этап — разделка добычи. Кокос легко раскрыть ножом в той части, которой он был прикреплен к дереву. В этом месте оболочка самая мягкая, но я не знал и принялся пилить с обратной стороны. В итоге, получилось отверстие, из которого сок разливался во все стороны, когда пытался направить его прямо в кружку. На самом деле, кружка не нужна. Верх просто срезается, мягкая оболочка снимается и из самого кокоса получается чаша. До этого я, наконец, догадался. Следующий уже разделывал правильным образом. Кокосов на пальмах было очень много. Путешественница N выпила не больше двух, я - не меньше пяти точно.

Когда я добывал и разделывал кокосы в деревне Баконао, то снимал это на камеру. Хотя я и был новичком в этом деле, но сразу решил записать мастер-класс - смотреть.

После ужина быстро начало смеркаться. Вот и огни рыбаков зажглись вдали. Вначале я думал, мы будем спать, как вчера в Сибонее, то есть под открытым небом. Однако москиты, эти неутомимые мстители, возникли тучами сразу, как только солнце скрылось за горой. Пришлось ставить палатку. Луна светила очень ярко, но к концу ночи исчезла. На берег накатывались очень громкие волны.

В тени кокосовой пальмы

Конь и природа острова Куба

Путешественник и кокосовая пальма

Кокосы на пальме в Баконао

Дерево и горы в окрестностях Баконао

На берегу Карибского моря

Ведро на Кубе

Кокосовые пальмы на Кубе

Кубинский рыбак и его сеть

Кубинские рыбаки и сеть

Кубинские рыбаки раскладывают сеть на берегу

Улыбка кубинского рыбака

Кубинцы достают сеть из лодки

Сеть на берегу реки на острове Куба

Кубинские рыбаки достают сеть из лодки

Лошадь переходит реку

Кустарники на берегу моря на Кубе

Разделка кокосов с помощью ножа

Путешественник на Кубе

Путешественник и морские волны

6 декабря 2016.

На завтрак осталось 3 батона, но путешественница N отказалась от них. Из Баконао мы пока не собирались уезжать, но кроме кокосов еды больше не было. Взяв рюкзаки, отправились посмотреть деревню, а также попытаться найти магазин. Выяснилось: его там не существует. Это подтвердили встреченные жители деревни. Одна глухонемая женщина в Баконао жестами и издаваемыми звуками стала зазывать к себе в дом. Мы зашли. Внутри ее жилища очень чисто. Она показала заправленную кровать и фотографии своих детей. Сделала усилие и попыталась произнести испанское слово «дети». Мне было непонятно, зачем она пригласила нас в гости — то ли просто гостеприимство, то ли попытка сдать комнату в аренду. Пройдя через дом, мы очутились во дворе, где стоял стол с бананами. Тут же, на земле свинья ела что-то из кастрюли. Мы попрощались с сеньорой и отправились обратно на море. По пути заглянули в кафе, но и в нем хлеба не было. Между тем, я заметил - рыбаки вернулись на лодках к берегу и теперь складывают сети. Пока путешественница N отдыхает в тени, иду фотографировать рыбаков. Те ничего не имеют против этого. Вначале они просто занимались своими делами, не замечая меня, но когда подошел заключительный этап, складывание сетей в сарай, то мы немного пообщались.

Остаток дня провели на нашем тихом пляже, в тени пальм. Путешественница N читала книгу, я сбивал кокосы на ужин. Нашел один кокос, который упал уже давно и долго пролежал на солнце. Открыл его и понял, что внутри получился горячий кокосовый суп. Это блюдо, приготовленное самой природой, я с удовольствием съел, а моя спутница отказалась. Когда наступила ночь, N сразу спряталась в палатке. Она не любит москитов, которые появляются в это время. Я же решил сбить еще несколько кокосов. Все-таки слишком много сока терялось из-за того, что я сбивал их камнями, поэтому решил испытать новый метод. Нашел большую корягу, почти размером с дерево, и принялся сбивать ей. Этот способ приносил больше добычи за меньшее время. << Предыдущая статья | Следующая статья >>

Комментариев нет:

Отправить комментарий