понедельник, 4 сентября 2017 г.

Приключения на острове Куба(часть 2.) - Сьенфуэгос, Тринидад и водопад.

Фидель и кубинские флаги

29 ноября 2016.

С утра сходили в булочную и по дороге встретили кубинца по имени Хорхе(«или Георгий», как он сам назвал себя), разговаривающего немного по-русски и знающего несколько русских песен. Наш язык он изучал в школе. Я спросил его, как выехать на общественном транспорте в сторону Тринидада, и он подсказал, что на площади Дружбы(Fratenilla) следует сесть на автобус А5. Также кубинец поведал о том, что Сантьяго-де-Куба — это «колыбель революции, как и Петербург»(прямо так и произнес по-русски). У него в этом городе подруга, и нам рекомендовал остановиться именно у нее, если поедем туда. Речь шла о платном ночлеге у подруги. По дороге в квартиру мы подумали как следует и решили уезжать из Гаваны не на городском автобусе, а на междугороднем. Именно начиная с нынешнего дня ожидалось перекрытие дорог в связи с мероприятиями, посвященными Фиделю. Следовало поторопиться.

Хозяйка апартаментов по моей просьбе вызвала такси. Большой водитель-мулат приехал на старой Ладе. Я попросил отвезти нас к автобусному терминалу для иностранцев, но вместо этого он приехал к терминалу для кубинцев, где нам вчера отказались продавать билеты. Кстати, возле того же терминала находится остановка грузовиков, на которых может уехать даже иностранец. Впрочем, цель таксиста заключалась не в том, чтобы предложить нам дешевый вариант с грузовиком. Он хотел «передать» нас каким-то своим друзьям на машине. Те появились и начали уговаривать поехать с ними на авто в Сьенфуэгос за 40 СUC. Все произошло внезапно. Водитель не спрашивал заранее нашего мнения. Просто притормозил у терминала рядом с тачкой его приятелей. Вместе с ними он пытался навязать поездку в Сьенфуэгос именно таким образом. Я сразу на все ответил категорическим «нет», потом еще раз сказал «нет» и еще пару раз. В итоге, водитель все-таки поехал дальше и довез до терминала фирмы Виазуль. Я заплатил ему 10 CUC. Возле терминала к такси сразу подскочил бойкий парень и словно королю или рок-звезде раскрыл для меня дверь Лады. Причина этого, конечно, заключалась не в моем титуле, а в желании денег. Узнав у водителя о нашем намерении отправиться в Сьенфуэгос, он заявил об автомобиле, у которого «уже заведен двигатель и он готов рвануть в этот город прямо сейчас за 25 CUC с каждого; и осталось лишь закинуть вещи». Схватив рюкзаки и путешественницу N, я со всех ног бросился к терминалу. Навязчивый кубинский бизнес начал мне надоедать с первых дней. Билет на автобус до Сьенфуэгоса стоил 20 CUC с человека. На нем действительно ехали только иностранцы.

В Сьенфуэгосе пассажиров стала осаждать группа кубинцев с платными предложениями ночлега. Слышал, что все эти люди получают комиссию 5 CUC за приведенного иностранца. И так как комиссия эта не вычитается из цены за жилье, а прибавляется к ней, то общаться с такими посредниками совсем не выгодно. Они поджидают «жертву» не только на автобусной станции. И вообще, насколько я понял, это не какие-то специальные люди вроде агентов недвижимости. Просто любой кубинец знает какого-нибудь хозяина дома, сдающего комнату приезжим. В светлое время суток то и дело случайный встречный в любом кубинском городе увидит, что ты белый человек и обратится к тебе с предложением жилья. Кроме того, что его «работа» оплачивается из твоего кошелька, она еще и совершенно бесполезна для тебя. Повторюсь — на Кубе сдается очень много комнат. В 1990-е в стране была частично разрешена коммерция и одно из ее проявлений — позволение кубинцам сдавать комнаты в своих домах. Этот вид заработка приобрел очень большую популярность. Будь то Гавана, Сьенфуэгос, Ольгин, Сантьяго или другое место, любой гринго сможет найти где остановиться за полчаса. Самая малая цена, которую мне пришлось заплатить, была за комнату в Баракоа — одна ночь стоила 15 CUC, самая большая цена — 35 CUC в Гаване. Это цена именно за комнату, селиться в нее можно хоть вдвоем, хоть впятером. Приехав в Сьенфуэгос, мы быстро нашли ночлег за 25 CUC. Даже русские называют такие места «каса»(от исп. casa, дом). Комнаты находятся внутри дома, где живет кубинская семья. Отели на Кубе не слишком распространены — их мало и стоят они дороже.

В это путешествие я, конечно же, взял и палатку. Во всех моих прошлых путешествиях ночевать приходилось, в основном, именно в ней. На Кубе мы тоже несколько раз спали в палатке, но чаще все-таки ночевали за деньги в условиях цивилизации. Это было вызвано следующими причинами: 1) Куба — очень жаркая страна, мыться надо ежедневно, а чистых пресных водоемов, как правило, поблизости нет; 2) Места для ночевки в палатках в пригородах густонаселенные, неудобные, не очень живописные (исключения — некоторые места на побережье, где мы ночевали); 3)Города Кубы очень интересны для фотосъемки, но при жизни в палатке на окраине все находится далеко; приходится ходить с большим рюкзаком, так как негде его оставить; 4) питаться в полевых условиях на Кубе неудобно; овощи, купленные на рынке, надо где-то мыть с мылом — при жизни в палатке это трудно осуществить по той же причине (недостаток чистой пресной воды).

В Сьенфуэгосе уже стемнело, когда мы отправились на набережную моря. Во время прогулки съели пару батонов. Вернувшись в дом, поужинали горячей водой с галетами. Больше сегодня уже есть не хотелось. Подходящих кафе с едой, которая бы нам понравилась, в городе не нашлось. На Кубе вообще нет большого разнообразия подобных заведений.

Извозчики с лошадьми в Сьенфуэгосе

Кубинский флаг и автомат

Лошадиные повозки на Кубе

Леса и горы на Кубе

30 ноября 2016.

Сегодня впервые для себя мы должны были испытать кубинский автостоп. В Москве специально купили пачку открыток, чтобы раздавать их водителям... Утром следовало пешком пройтись из центра Сьенфуэгоса до выезда из него. На этот путь потратили около двух часов. По улицам проносились повозки с лошадьми. Время от времени встречали извозчиков, собравшихся со своими каретами в одном месте, что аналогично российским стоянкам маршруток. Гужевой транспорт до сих пор играет на Кубе значительную роль — особенно в пассажирских перевозках внутри населенных пунктов. Из всех городов, пожалуй, только в Гаване автобусы совсем вытеснили лошадей. Что касается машин, то, как я уже говорил, не все кубинцы могут позволить себе владеть ими. Благодаря этому трассы между городами выглядят довольно пустынными. Выйдя из Сьенфуэгоса, мы сразу обратили на это внимание. Мимо нас время от времени проносились лошадиные «такси», извозчики предлагали подвезти за деньги. Пару автомобилей проехало мимо. Но вот один остановился. Двое кубинцев довезли до развилки. Мы вышли и продолжили путь в сторону Тринидада, а кубинцы повернули в сторону Ранчо-Де-Ла-Луна. Поднявшись на холм, мы остановились. Следующую попутку пришлось ждать совсем недолго. В ней ехали две француженки. Как мне показалось, им было больше сорока пяти лет. Для поездок по острову они арендовали новую европейскую иномарку. На таких авто ездят, как правило, иностранцы. В дальнейшем оказалось, что первую часть нашего путешествия по Кубе нас только и будут подвозить не кубинцы, а разнообразные зарубежные гости на арендованных автомобилях. Причин этому могло быть несколько. Во-первых, поскольку на шоссе совсем небольшой трафик, то они составляют значительный процент от всех транспортных средств. Во-вторых, в западной части Кубы народ менее склонен бесплатно помогать гринго(об этом еще скажу в дальнейшем). В третьих, кубинцам запрещено законом подвозить иностранцев и принимать их у себя в гостях(исключение — платные услуги такси и аренды комнат). В четвертых, иностранцы свободны и имеют право подвозить, кого захотят; более того, в странах откуда они приехали, культура автостопа получила куда большее распространение.

Трасса проложена вдоль берега моря и иногда проходит от него в нескольких метрах. Так что ехать по ней здорово. По пути сделали остановку на мосту через реку Канья. С одной стороны — синий простор моря, с другой — вид на русло реки с джунглями и горами. Путешественница N уверяла, что видела в воде «маленького крокодила», но я не успел его заметить. Поздно вечером мы еще вернемся на это место в шести километрах к западу от Тринидада. Француженки довезли прямо до центра города. Самая главная его историческая часть считается объектом всемирного наследия ЮНЕСКО и проезд машин в нее запрещен. Здесь сохранены оригинальные мостовые из булыжников. Низкие старинные дома с ресторанами, храмы, красочные площади, сувениры — все это не так часто встретишь на Кубе. Правда, стоит выйти за пределы специальных ограждений на мостовой, обозначающих исторический центр, как оказываешься в другом мире. Там тоже есть мостовая с булыжниками, но по ней в некоторых местах протекают ручьи с какими-то помоями. Кроме лошадей здесь то и дело курсируют шумные американские авто середины прошлого века. Как в центре Тринидада, так и на «окраинах» к нам часто подходили и предлагали жилье за деньги.

Позже вечером мы сходили к старому локомотивному депо. Паровоз в нем теперь используется только для того, чтобы перевозить туристов, но вид у этого депо вполне аутентичный. Мы, возможно, и не узнали бы о туристическом предназначении поезда, если бы откуда-то вдруг не появился кубинец и не стал заманивать на тур. Одна эпоха сменилась другой и паровозы нынче развлекают приезжих гринго. Между тем, сами кубинцы проезжают мимо мощного локомотива на своих лошадиных повозках. Это отразилось в моих фотографиях. Один мужик вез шкафы в своей телеге. В другой карете ехала целая семья с маленьким ребенком и большим холодильником.

Ночь решили провести у моря, недалеко от моста через реку Канья, где мы сегодня останавливались вместе с француженками, которые нас подвозили. Вышли на трассу. Вскоре опустилась ночь. Включил фонарь для того, чтобы встречные водители видели, что мы идем по обочине. Через четыре километра достигли поворота к национальному парку Топес-де-Кольянтес. Запасы воды к этому моменту закончились. Конечно, это было глупо не купить ее в Тринидаде. У развилки - кафе, но оно закрыто. Также есть пост дорожной полиции. Спросил у полицейского, имеется ли у него питьевая вода. Тот достал из холодильника целую бутылку с куском льда внутри нее. Я поинтересовался происхождением воды, и он сказал, что она добывается в верховьях гор, поблизости от Тринидада. Поскольку горы в Тринидаде не такие уж высокие, а климат жаркий, то это не ледниковая вода, а дождевая. Значит ее температура вполне подходит для существования всевозможных микроорганизмов, к которым кубинцы уже давно привыкли, а мы скорее всего нет. Я поблагодарил полицейского, воду мы забрали, но пить ее так и не решились, хотя очень хотелось. Пройдя еще 2 км, поставили палатку между трассой и морем. Ночью было жарко.

Повозка с лошадью и паровоз на Кубе

Старая машина на мостовой в кубинском городе

Ковбой и его лошади на Кубе

Сувенирные лавки в кубинском Тринидаде

Перевозка шкафа на телеге с лошадью

Исторический центр Тринидада

Ремонт мостовой в Тринидаде

Улица кубинского города Тринидад

1 декабря 2016.

Утром сделал отжимания на гальке, а потом окунулся в море. N лишь немного помочила ноги, так как не хотела купаться в соленой воде. Собравшись, мы дошли до кафе у поста полиции. Оно еще не открылось, но уже появился его работник, старик-кубинец, который порезал для N помидоры, принес хлеб с маслом. Все это не бесплатно, а по ценам кафе. Я ничего не стал есть. Воды в кафе, к сожалению, не было. После завтрака мы собирались отправиться в национальный парк Топес-де-Кальянтес. Почти сразу удалось остановить попутку с испанцами до деревни Эль-Чоррито. В ней мы нашли целое дерево с оранжевыми апельсинами. Собрал несколько лежавших на земле, но когда почистили их, выяснилось, что все плоды перезрелые и горькие. В одном деревенском ларьке купили сок в пакете, произведенный на заводе. Это обычный "сок", разведенный с водой и сахаром, как в магазинах России. Во втором ларьке приобрели манговый сок, созданный и разлитый в бутылки в деревне. Стоил он необычайно дешево и я купил две бутылки. В этой же лавке удалось приобрести дешевый белый хлеб. Теперь и я поел, и N поела во второй раз. После этого мы отправились к водопаду, то есть вернулись назад, к тому месту, где нас высадили испанцы, а затем у школы повернули по дороге в лес. Архитектура некоторых домов в деревне Эль-Чоррито очень напоминает советскую. Что касается школы, то ее здание имеет особенность, которая могла появиться только в жарких широтах — первый этаж вообще не имеет стен.

Примерно через пятнадцать минут дошли до следующего поворота, на лесную дорогу, которая и должна привести к водопаду. Пока никто не видел, спрятали рюкзаки в траве. К сожалению, посещение водопада стоит весьма дорого. У меня даже появилась идея рассказать на видеокамеру о различиях между национальными парками Кубы и Чили - смотреть видео. Вход в национальный парк Торрес-дель-Пайне в Чили стоит 25 долларов. Купив билет, можно находиться на территории парка неограниченное количество дней. Некоторые даже посещают это чудо природы бесплатно, так как наличие билетов никто не проверяет - парк слишком огромный и посетителей очень много. В Торрес-дель-Пайне есть что посмотреть. А что посмотреть в национальных парках Кубы? В них, конечно, имеются красивые водопады и другое, но все это значительно уступает чилийской природе. Между тем, условия пребывания в национальных парках Кубы вряд ли понравятся любителям свободных перемещений. Во-певых, без гида здесь ходить запрещено и за этим следят. Во-вторых, как правило, не существует единого билета для посещения всего национального парка. Придется платить за каждую тропу 10-20$! Если ты любитель природы, то в Торрес-дель-Пайне в Чили гораздо интереснее, чем на Кубе. А заплатить придется либо меньше, либо вообще ничего. 

Поначалу я думал, что на водопад получится как-нибудь попасть минуя оплату, но кругом заросли и только одна тропа ведет к нему. По крайней мере, на первый взгляд все выглядит именно так. По пути встретили испанцев, подвозивших нас. Они возвращались с водопада и были довольны всем, кроме цены входа - 20 CUC. Я заплатил за нас двоих сеньору билетеру, и он вручил билеты. После этого прошли через небольшие ворота. За ними начинается спуск. К моменту нашего появления с водопада как раз ушли все люди. Я сразу залез в чашу искупаться, подплыл к водопаду, забрался под него и закричал голосом дикаря, как и подобает русскому на Кубе. N снимала все на видеокамеру. Во время следующего заплыва камеру гоупро я захватил с собой. Футляр для погружения в воду остался в большом рюкзаке, оставленном в траве наверху, поэтому камера находилась в совершенно не герметичном чехле. Я держал ее на вытянутой руке, а с помощью одной руки плыл. Очень скоро выбился из сил и больше не мог держать камеру над водой. Рванул к ближайшему берегу, но он представлял из себя отвесную скалу. Глубина рядом с ней — больше моего роста, и встать на дно не получилось, только пойти ко дну. Я захлебнулся, и, чтобы совсем не утонуть, камеру пришлось опустить. Взять с собой в воду камеру в негерметичном кейсе — это одна из самых глупых затей, какая могла придти в голову. Добравшись до какой-то отмели с корягами, первым делом решил быстро выключить камеру, так как она стала странно себя вести — издавать два звука, шипение и писк, на дисплее также появились непонятные символы. Конечно, в тот момент я думал об одном — камере конец. Более того, находясь на Кубе, новую камеру купить будет непросто — разве что в Гаване и то сильно сомневаюсь. А значит видеозаписей на острове мне больше делать не придется. Вести пропаганду за трезвое путешествие в тропической стране, рассказывать о кубинцах и их жизни - обо всем этом придется забыть без камеры. Все пропало. Теперь только фотография и ведение полевого дневника в тетради. Одним словом, возвращение к тому, чем занимались путешественники XIX века. Тем не менее, судьба распорядилась иначе — трезвым видеозаписям на Кубе быть. Сразу по прибытию на сушу из камеры достал батарею и вылил остатки воды. Как сказала N, «хорошо, что вода пресная, а то соль бы все уничтожила». Девушка также заверила, что «многие ее знакомые один и тот же телефон роняли в воду множество раз, а он работает до сих пор, как новый». Когда мы поднялись наверх, камера была выложена на траве под прямыми солнечными лучами минут на сорок. Затем я сушил ее каждый раз, когда мы ложились спать на съемной квартире. В общем, через несколько дней с замиранием сердца я решился и вставил батарею обратно в камеру. О, чудо! Она заработала! Но не только это! На ней даже снова стал включаться вайфай, который до этого почему-то прекратил функционировать из-за какого-то сбоя. Как я ни пытался его починить, как ни искал какие-нибудь советы на специальных форумах, но ничего сделать не мог. Надо же, искупал камеру под водопадом на Кубе — вайфай вернулся! Кстати, N тоже сделала попытку окунуться в чаше водопада. Она зашла в воду прямо в платье. Мы были единственными людьми в непосредственной близости от водопада. Кроме нас, чуть выше по тропе стоял кубинец — он, видимо, караулит здесь на случай, если кто-то вдруг вздумает тонуть. 

Пятиэтажный дом на Кубе

Деревянный дом с черепицей на Кубе

Дом культуры в деревне на Кубе

Деревенский дом на Кубе

Жилой дом на острове Куба

Путешественник у водопада на Кубе

Мой пропагандистский видеоролик о трезвом путешествии и купании под этим водопадом - смотреть.

Вернулись в El Chorrito и прошли от него дальше по дороге, которая привела нас на территорию с большим количеством отелей и домов отдыха, прямо посреди леса. Высота над уровнем моря здесь в среднем выше, чем на побережье на 900 м, поэтому среди деревьев встречаются даже хвойные породы. И ночи тут гораздо прохладнее. Мы очень комфортно переночевали в палатке на одной из полян в лесу, возле автобусной остановки. Из ночных достопримечательностей можно отметить многочисленных светлячков и лошадь в тумане.  << Предыдущая статья | Следующая статья >>

Комментариев нет:

Отправить комментарий