среда, 15 марта 2017 г.

Записки о Латинской Америке(часть 34.) - Тороторо - земля динозавров(продолжение).

Арка

14 марта 2016.

Если вчера целый день мое полулегальное хождение по национальному парку оставалось неизвестным для его работников, то сегодня все изменилось. Следуя указателю, пытался достичь места под названием Vergel. Что там находится, мне было совершенно неведомо, но надеялся на увлекательное путешествие. Несколько сот метров путь проходит по дороге в Кочабамбу, но затем очередной указатель уводит в сторону. Миновал пропускной пункт. Снова никто ничего не проверяет. Затем дорога превращается в тропу, выложенную камнями, и через некоторое время выходит к широкому длинному каньону с высокими отвесными стенами. Подобного произведения природы мне еще ни разу видеть не приходилось.

Дальше лестница спускается в каньон, и через минуту тропа раздваивается — одна ведет налево и вниз(продолжается спуск), другая — направо, и приводит к смотровой площадке. Вначале я повернул направо, и вскоре столкнулся с группой туристов, ведомых гидом. Для общения с этими господами и их экскурсантами решил изобразить полнейшее незнание как испанского, так и английского языков, т. е. общаться только по-русски. Эта первая группа и их предводитель вообще не обратили на меня внимания. Следующая группа возникла на смотровой площадке, и их гид смотрел на меня косо, не сказав, однако, ни слова. Побывав на смотровой, вернулся обратно, и спустился в каньон. Навстречу, улыбаясь, поднимались девушки и гид. Гид попросил перевести, что я говорю, но никто не понимал меня(одна из девушек все-таки знала пару русских слов, так как начала учить русский!). Так и разошлись, улыбаясь друг другу: они — наверх, я — вниз. Задержался, фотографируя один небольшой водопад. Два раза появлялись гиды с группами. Если продолжить движение вниз по течению реки, протекающей по каньону, то тропа приведет к красивейшим каскадам. Как я ни старался, но как следует сфотографировать их не получилось. Ручей падает в каньон откуда-то сверху, и, пробегая сквозь ветви деревьев и камни, покрытые мхом, разбивается на множеством рукавов. Со стороны он напоминает веер из воды, раскрывшийся и сверкающий мириадами алмазов. Напротив этого зрелища находится грот, со сводов которого и с пучков травы, приросших к нему, обрушиваются звонкие капли. В тени грота можно укрыться от жары и созерцать величественные каскады. Кроме меня, сюда пришли еще три человека. Парень отдыхал в гроте, поодаль от меня, и девушка сидела снаружи, на берегу. Тут же рядом лежали вещи их гида, который, пробыв здесь минут десять, ушел куда-то. Этого гида я тоже не интересовал на предмет проверки билета или еще чего-либо. У каскадов мне очень понравилось, и потому провел рядом с ними около получаса. Возвращаясь назад, встретил еще одного гида, единственного, кто сегодня напомнил — «без гида здесь ходить нельзя», и предостерег, заверив, что инспектор парка где-то поблизости. Почти сразу я и встретил инспектора. Он спросил: «Где твой гид?» Как и было продумано заранее, сделал вид, что ничего не понимаю. Я пошел дальше, и он вроде не преследовал меня. Все это время я перемещался со своим большим рюкзаком, поэтому на подъеме мое продвижение замедлилось. Вновь появился инспектор и стал нагонять. Ускорив шаг, решил во весь голос запеть флотскую песню «Адмирал Кузнецов». Наверху лестницы инспектор хоть и догнал, но не стал ничего говорить, а завязал разговор с кем-то из тех, кто работает в небольшом кафе, имеющемся там. Вот так о моем самостоятельном путешествии стало известно официальным лицам парка, но дальше этого дело не пошло.

Маис

Не мусорить

Каньон

Смотровая площадка

Скала и кустарники

Каньон в Тороторо

Отвесная скала

Естественная стена

На дне каньона

Каскад

Каньон и облака

В Тороторо

Каньон в Тороторо

Водопад

Пучок травы

Цветы

Часовня

Улица в боливийской деревне

На листе бумаге, прикрепленном к стене, написано следующее: "Рубят хорошие деревья, чтобы издавать плохие газеты."

О деревьях

Вход в дом и камни

Кирпичный дом с аркой

Мостовая и дом

Боливийцы на улице

Вывеска со следом динозавра

Посуда и следы динозавра

Динозавра и хостел

Каменная стена

Деревня в Боливии

Деревня Тороторо в Боливии

Мостовая в деревне

Дерево и забор из камней

Цветы и забор из камней

Дома в деревне

Замурованный проход

Ограда из камней

Автобус и боливиец

Глиняный сосуд боливийцев

Очаг и котел боливийцев

Весь оставшийся день бродил по деревне Тороторо и фотографировал все на своем пути. Многие кафе используют в качестве символики след динозавра. Изображения динозавров присутствуют во всевозможных вывесках, даже в вывеске гостиницы. Среди произведений уличной настенной живописи наряду с традиционными для Боливии надписями, выражающими симпатию президенту Ево Моралесу, имеются граффити со скелетами древних чудовищ. Одно такое граффити содержало надпись: «Torotoro, tierra de dinosaurios»(Тороторо, земля динозавров). На центральной площади(кстати, возле офиса нацпарка) есть памятник тиранозавру. Он окружен скамейками и динамиками. В завершение дня я читал здесь книгу и слушал радио. Последним эпизодом моего общения с представителями парка стала вторая встреча с тем же инспектором, но уже в деревне. Фотографируя, я выбрался на самую окраину. Случайно или по наводке деревенских «спецслужб» он приехал сюда на мотоцикле и остановился рядом со мной. Спросил, есть ли у меня билет. Инспектор предупредил: дорога, по которой я иду, ведет из деревни в какие-то пещеры, и «без гида туда одному нельзя». Мужик уехал, когда я ответил, что буду фотографировать деревню, и дальше по дороге не пойду. В этот день я также посетил парикмахерскую, и снова пил мятный чай из чайника в кафе.

15 марта 2016.

Стоит ли рассказывать второй раз о боливийских автобусах? Ведь эта очередная поездка настолько походила на предыдущую, что я мог бы просто скопировать все написанное раньше. Лишь время суток поменялось. Уезжал из Тороторо утром. Вместо пяти часов утра по расписанию автобус отправился после шести. При свете дня теперь сделалась различима дорога, и стало понятно - она вся выложена булыжником до самого горизонта. После многочисленных мелких остановок была совершена большая остановка возле кафе. В этом заведении женщины накладывают еду в тарелки голыми руками. Во дворе за кафе сфотографировал большой глиняный кувшин и печку. В общем, ехали очень медленно, и, поскольку Земля вращается гораздо быстрее нашей скорости, то мы рисковали к вечеру снова оказаться в точке, откуда все началось, то есть в Тороторо. На автобусе был нарисован динозавр. Путь в Кочабамбу занял шесть часов — в обратную сторону получилось на час дольше. Напомню, расстояние от Тороторо до Кочабамбы - всего 150 км. Высадились на той же самой улице, откуда уехал несколько дней назад. Расспрашивая местных, довольно быстро нашел большой автобусный терминал, откуда сегодня собирался отправиться в Санта-Крус, а затем - в деревню русских староверов. Билет был куплен на 16.00. И надо ли теперь уже и в третий раз рассказывать о боливийском автобусе? Разумеется, мы отправились гораздо позже положенного времени отправления. Однако в этот раз в салоне было чуть тише и просторнее, да и ехали быстрее. Поездка продолжалась весь вечер и всю ночь. За 15 часов добрались до Санта-Круса.

Расходы за 14 марта: 6 боливиано(0,85$) — рыбные консервы, 6 боливиано(0,85$) - вода, 10 боливиано(1,4$) - яблочный нектар, 10 боливиано(1,4$) - 10 булок, 10 боливиано(1,4$) - парикмахерская, 7 боливиано(1$) - чайник с мятным чаем в кафе. Итог: 49 боливиано(7$).

Расходы за 15 марта: билет на автобус Тороторо — Кочабамба(расстояние 150 км) — 25 боливиано(3,6$), билет на автобус Кочабамба — Санта-Крус(15 часов пути) — 100 боливиано(14,3$), хлеб, вода, интернет — примерно 16 боливиано(2,3$). Всего: 141 боливиано(20,1$).

<< Предыдущая статья | Следующая статья >>

Глиняный сосуд боливийцев

Комментариев нет:

Отправить комментарий