четверг, 5 ноября 2015 г.

Верхняя Мгла - рыбацкая деревня на берегу Белого моря.

Русский деревянный дом и рыбацкая сеть на заборе

Впервые в деревне Верхняя Мгла я побывал летом 2006 года, участвуя в этнографической экспедиции по Ненецкому Автономному Округу. Почти три года спустя, в январе 2009, удалось совершить самостоятельное путешествие в те же края. Верхняя Мгла получила свое название от реки Мгла, на берегу которой она построена. Основатели, семья Коткиных, пришли сюда в XVIII веке. В пяти километрах ниже по течению, у самого устья, находилась Нижняя Мгла - в XX веке эта деревня обезлюдела. Сейчас на ее месте - несколько старых деревянных домов и деревянный крест. У одного дома, по словам жителей Верхней Мглы, имеется хозяйка, но она живет в селе Несь, и посещает избушку только раз в год.

Традиционная печь в русской избе

Лодка на снегу в русской деревне

Красный угол и стол с самоваром в русской избе

Верхняя Мгла располагается возле зимника Мезень - Несь. До Мезени примерно 100 км, а до Неси - 18. По пути в Несь путешественник пересекает Полярный круг почти сразу после Мглы. Зимой здесь ездят на снегоходах и вездеходах. Движение летом - по морю и на вездеходах. Также присутствует круглогодичное воздушное сообщение, но самолеты садятся в Неси, населенном пункте с 2 тысячами жителей. Численность Верхней Мглы в 2009 составляла около 20 человек. Здесь нет ни школы, ни магазина. Электричество вырабатывается дизельным генератором дважды в день - два часа утром и два часа вечером.

Это очаровательное тихое место посреди лесотундры, рядом с морским побережьем, чем-то покорило меня. Попробую кратко рассказать о первом визите сюда. В июле 2006 года я с двумя спутницами добрался до Мглы из Неси на попутном вездеходе. Один из местных рыбаков, Коткин Николай Игнатьевич, порадовал нас своим гостеприимством, пригласив заночевать в избушке на берегу Белого моря за пределами деревни. Это жилище он использовал только в сезон промысла. Все остальное время жил вместе со своей мамой в самой Мгле.

Мы получили возможность понаблюдать за тем, как ведется вылов камбалы. Сети устанавливаются в момент отлива, расписание которого висело у окна избушки.  Создается несколько рядов "стены" из сетей. Они закрепляются на деревянных шестах, вставленных в морское дно. Установки сетей мы не увидели, так как эта работа была проделана до нашего появления. Во время прилива сети почти полностью погружаются в воду. Вечером, во время отлива, мы сопровождали Николая Игнатьевича в проверке сетей и сборе рыбы. Он надел длинные, до пояса, резиновые сапоги, так как вода еще отошла не вся. С собой рыбак также прихватил тележку, куда складывал улов. Колеса тележки были сделаны из камер от шасси самолета. После проверки сетей мы вернулись в избушку и Николай Игнатьевич угостил ужином из жареной камбалы.

Будучи участником экспедиции, в то лето я прилетел вместе со всеми в Несь из Архангельска на Ан-2. Через  три года, зимой, было решено отправиться автостопом. В целях краткости сведения о поездке на попутках из Петербурга в Несь здесь не приводятся. Я было начал писать об этом, но вырезал почти готовый отрывок, поняв, что рассказ о снегопаде на трассе, ночевке в котельной и безумном мужике из Пинеги достойны целого фильма и не помещаются в сей скромный очерк об одной русской деревне. Скажу лишь пару слов о пути из Мезени на север по зимнику. Во время летней экспедиции в Несь мы познакомились с очень хорошим товарищем Васей. После завершения экспедиции с ним все время поддерживалась связь, и он даже приезжал в Петербург. Когда я добрался до Мезени автостопом, то оставновился у его родственников. А затем Вася приехал из Неси на снегоходе и забрал меня. Спустя пару дней его отец отвез в Верхнюю Мглу. Так я снова оказался здесь. Постучался в двери дома Николая Игнатьевича, и поздоровался с этим замечательным человеком. Рыбак не знал заранее о моем приезде, но с радостью принял в гости. Кроме него и его матери, в доме в этот раз остановились сыновья Николая Игнатьевича, приехавшие из Нарьян-Мара.

Житель деревни Мгла ремонтирует нарты

Нарты на снегу

Запряженная лошадь зимой

Снегоход и сани

Лодка в зимней русской деревне

Старинные кресты в деревне Верхняя Мгла

Древний деревянный крест в деревне

Старинный деревянный крест

Три креста в деревне Верхняя Мгла

В доме Николая Игнатьевича я провел несколько дней. Для меня даже выделили отдельную комнату. С утра до вечера длилась фотосъемка деревни. Зимний день у полярного круга длится недолго. Следовало поторопиться, чтобы все успеть. Спешке способствовали и другие факторы. Температура даже в светлое время иногда опускалась ниже минус 20. Батарея камеры Canon в таких условиях разряжалась за считанные часы, хотя летом ее хватает почти на месяц активной работы. Кроме того, если часто заходить в дом греться(а не делать этого было невозможно), и затем сразу возвращаться на мороз, то в центре объектива образуется точка из инея. Чтобы от нее избавиться, приходилось по полчаса отсиживаться в теплом помещении - только тогда она растаивала. В итоге, двухминутное пребывание в избушке приводило к еще большей потере времени.

Старообрядческие кресты посреди деревни безусловно являются самым значимым из того, что можно здесь встретить. Местные говорят, им больше ста лет, но сколько точно - никто не знает. Лично я испытываю счастье, видя, как они хорошо сохранились, пережив двадцатый век. Эпоха борьбы с религией будто обошла это святое место стороной. Но не только идеология коммунизма, а и сама природа пока бессильна - под ее давлением деревянные кресты лишь немного накренились, но не упали совсем. Тут проявился и талант русского человека тех давних времен - ведь умели же делать и строить на века! И сам Бог проявил себя - он-то и удерживает кресты от падения. Впрочем, один раз все же случилась трагедия с местными святынями, но не с крестами. В 2006 году, узнав, что мы из этнографической экспедиции, жители Мглы рассказали о других "ученых", побывавших здесь за много десятилетий до нас. Неизвестные люди прилетели тогда на вертолете и представились исследователями, интересующимися фольклором и древностями. Вид у чужаков был опрятный, а предводитель и вовсе показался самым настоящим профессором - борода, очки. Они попросили принести им старые иконы для изучения. Когда их просьбу исполнили, мошенники как можно быстрее погрузили все в вертолет и улетели.

Зимний вечер в деревне Верхняя Мгла

Колодец-журавль в русской деревне

Зима в русской деревне Верхняя Мгла

Избы и деревянная ограда в русской деревне

Большинству изб в деревне также, как и крестам, примерно лет сто. Из другой архаики здесь встречается колодец-журавль и баня по-черному. Все дома отапливаются дровами, и это существенное отличие от села Несь, где для этих целей используют уголь. Именно поэтому воздух в деревне Мгла очень чистый. Магазинов, как уже говорилось, нет, но существует лавка, которую открывают при необходимости. Товары привозят коммерсанты из Мезени. Во время пребывания в доме Николая Игнатьевича мне удалось наблюдать, как одни из них заехали к гостеприимному рыбаку на чай. Видимо, эти люди часто проезжают здесь, поскольку собака уже запомнила их и встречала с особой радостью. В гостях торговцы провели совсем мало времени. Вскоре они завели снегоход и скрылись в метели.

Торговцы из Мезени и их снегоход

Груз на санях торговцев из Мезени

Собака встретила знакомую женщину

Хлеб жители Мглы выпекают сами. Для него существуют специальные формы.

Мука в избе

Тесто в формах для выпечки хлеба

Самовар до сих пор играет важную роль. В печке есть специальное отверстие для трубы, по которой горячий воздух подается в самовар. Так в нем и нагревается вода.

Самовар в избе

Надпись на старинном тульском самоваре

В один из дней затопили баню. Попариться, а затем прыгнуть в сугроб - это очень здорово!

Вид снаружи на русскую баню

Русская баня и дрова

Дверь в русскую баню

Русская бабушка подкладывает дрова под котел в бане

Камни в русской бане

Банные веники на чердаке

Русская изба и забор

Русская деревня Верхняя Мгла

Конек на крыше русской избы

Дрова во дворе русской избы

Зима в русской деревне Верхняя Мгла

Несмотря на малое население, не все жители деревни гостеприимны. Я очень удивился, когда узнал об этом. Оказывается, тут есть дом, где живут два сумасшедших алкоголика. Однажды мимо них проезжал торговец на снегоходе, и решил остановиться. Они пустили его внутрь, а затем чем-то оглушили и связали. Когда он очнулся, то услышал разговор из соседней комнаты: "А давай его в проруби утопим!" К счастью, мужик самостоятельно смог развязать себе руки и ноги, и сбежать. Эту историю мне рассказали люди, у которых я был гостем.

Древесный уголь в ведрах

Сети и сапоги на чердаке рыбацкой избушки

В устье реки Мгла

Несколько фотографий из нежилой деревни Нижняя Мгла...

Конек на крыше русской избы

Бревна русской избы

Заброшенная изба на берегу Белого моря

Изба в заброшенной деревне

Традиционное жилище Русского Севера

Русская изба зимой

Старинный деревянный крест на берегу Белого Моря

Природа Архангельской области

Занесенная снегом рыбацкая избушка

А вот та самая избушка, в которой Николай Игнатьевич принимал нас летом 2006 года. Зимой море замерзает, сезон закрывается, и рыбак лишь изредка приходит в избушку. Впрочем, в холодное время года он ездил на озера и ставил сети подо льдом.

Керосиновая лампа в рыбацкой избушке

Интерьер рыбацкой избушки на берегу Белого моря

Внутри рыбацкой избушки

Выход из избушки

Так проходила установка телевизионной антенны.

Житель деревни забирается на столб

Житель деревни Верхняя Мгла на столбе

Через несколько лет после зимней поездки, до меня дошли сведения, что Николай Игнатьевич умер. Однажды в апреле он переезжал хрупкий лед на снегоходе и провалился. Ему все же удалось выбраться на берег, и он сражался до последнего - шел по снегу в сторону родной деревни. Рыбака нашли замерзшим на расстоянии одного километра от дома. Это был прекрасный человек. Его гостеприимство знали все, кто когда-либо проезжал по зимнику и останавливался в деревне Мгла.

Комментариев нет:

Отправить комментарий