суббота, 28 ноября 2015 г.

На попутках по Камчатке(часть 2.) - Николай Гурьянович и его ферма.

Хозяин и его собака в деревне Мильково на Камчатке

В утреннем автобусе Петропавловск-Камчатский - Елизово о чем-то тихо шепчет радио. Едва можно различить отдельные фразы и мелодии песен. Однако стоит ведущему в новостях сказать слово "медведь", как водитель сразу делает погромче: "В черте города замечен медведь! За ним в данный момент охотится ДПС!" Пассажиры, сидевшие до этого молча, заметно оживляются. Нет, люди не шокированы, а водитель усилил звук не потому, что услышал нечто новое и фантастическое! Наоборот! Медведь, заходящий в город, гуляющий возле детских садов, стадионов, а то и театров, это обычное явление. Никто не удивлен, но все хотят говорить о нем.

Медведь - самая любимая и желанная тема в беседах камчадалов. Если эти звери совсем исчезнут или хотя бы уйдут от города далеко, то Петропавловск-Камчатский погрузится в скуку. И это будет пострашнее, чем извержение вулкана Авачинская сопка с выбросом лавы и пепла! Зачем тогда нужны стадионы и театры, если нет косолапого, который может пройтись возле них? Человек с материка удивится: "Какие еще театры? Сейчас век интернета, и театры не нужны! Есть множество других развлечений!" Но в том-то и дело, что интернет на Камчатке почти отсутствует. Этот не тот город, где на ютюбе смотрят видео с медвежатами, выпрашивающими еду, а тот самый, где записываются подобные ролики. Скорости интернета не хватает, чтобы выложить готовое видео во всемирную сеть. Ради этого приходится лететь во Владивосток! Обычно аборигены, отправляясь в отпуск на Большую Землю, за пару недель выкладывают все материалы с медведями, накопившиеся за год. Также в этот период происходит закачивание "новых" голливудских фильмов, которые будут потом просматриваться долгой зимой в пятиэтажке Петропавловска-Камчатского, занесенной снегом до самой крыши. На полуострове бытует легенда о том, что с Сахалина по морскому дну неизвестные боги прокладывают кабель со сверхскоростным интернетом. Вот-вот его дотянут до Камчатки! А пока приходится пользоваться  большой спутниковой тарелкой, похожей на шаманский бубен. С помощью нее удается извлечь частицы интернета прямо из воздуха! Если получится расположить к себе духов, то они даже могут позволить прочитать электронную почту!

Впрочем, когда утром с рюкзаком выходишь из Елизово на трассу, это уже не имеет никакого значения. Середина сентября. Солнце освещает деревья. Листва на них еще зеленая. Но вот, садишься в попутный КАМАЗ, груженный сеном, он весело тарахтит и везет на север. Леса за окном постепенно желтеют. Это дорога в осень.

"Эх, с погодой тебе повезло! Все лето у нас дождь шел, а сейчас… Ты вовремя приехал!" - радуются за меня два добрых камчатских мужика, водитель грузовика и его напарник. Спрашиваю у них, как вести себя с медведем, если придется повстречать этого зверя. - "На медведя нужно кричать, желательно матом! Самое худшее - молчать!"

На нескольких попутках добираюсь до Мильково. Иду по улице в деревне, навстречу - старик с велосипедом. Его зовут Николай Гурьянович, и он предлагает остановиться на своей ферме.

"Куда тебе спешить? Заходи в гости! У меня хорошо - рядом река. А завтра поедешь дальше!"

Охотно приняв предложение нового знакомого, я последовал за ним. Хотя еще только полдень, и о ночлеге думать рано, но спешить действительно некуда, и очень уж интересно посмотреть на ферму. Мы дошли до самой окраины Мильково на западе от трассы. По пути Николай Гурьянович показал один из своих домов, который начал строить лет тридцать назад, но не достроил. Так и стоит бетонная коробка, заросшая травой.

"Когда-нибудь я завершу постройку, и просто отдам дом бесплатно тем, кто в нем нуждается. Пусть только живут!"

Сам старик живет в центре деревни, в квартире. На ферме - работники, и он навещает их каждый день. Привозит продукты и проверяет, как обстоят дела. Мы вышли из деревни, пересекли грунтовую дорогу, и оказались на тропе в лесу. Возле ручья установлены ржавые ворота. Со скрипом они отворились. Через пятьдесят метров взору открылась следующая картина: лошади жуют траву среди металлолома; козы бродят по кучам из досок, сложенных в виде муравейников; несколько собак с лаем бегут нам навстречу. На ферме нашлось место и для парка старой автомобильной техники под открытым небом. Самый новый экспонат в ней - белая японская машина. Весь перед помят, лобовое стекло разбито, а из руля торчит выскочившая подушка безопасности. Один из работников Николая Гурьяновича попросил у него авто, а затем стал употреблять алкоголь и одновременно ездить. В результате дорожного происшествия горе-водитель остался жив, а машина - нет. Кстати, этот же товарищ случайно сжег весь дом на ферме - осталась только пристройка-веранда. Он же спалил крышу бани. К счастью, баню удалось потушить, поскольку Николай Гурьянович вовремя заметил пожар. Кухня фермы находится на улице под специальным навесом, сооруженным из досок. Еду готовят на костре. Когда мы пришли, работник Александр варил уху из гольцов. Это другой человек, не тот, кто все сжигает и ломает. Александр сегодня один на ферме, так как у вредителя и поджигателя - выходной.

Козы в камчатской деревне

Лошадь среди мусора на Камчатке

Щенок лайки в камчатской деревне

И Александр, и Николай Гурьянович - выглядят немного грустными. Как обычно, люди о чем-то думают, погружаясь в свои размышления и воспоминания. Совсем другое настроение у местных собак - они то лают на коз, то бегают за кошкой, то встречают гостей - таких, как я. Сперва приветсвуют настороженным, но не злобным рычанием, а уже спустя час принимают и нового человека за своего. Особенной жизнерадостностью наделена маленькая Герда - щенок лайки. Когда я куда-нибудь иду, она опережает и преграждает дорогу. Если пытаюсь обойти, то прыгает в ту же самую сторону, снова становясь на пути. Поменяешь направление - Герда преследует, догоняет, набрасывается на штанину и шнурки от ботинок. И так до тех пор, пока не "устанет", если к ней применимо данное слово. Тогда ложится на брюхо возле моего рюкзака, и начинает кусать ремешки и лямки. Поймать момент, когда этот волчонок находится в состоянии покоя, и сделать фотографию с ним - не самая легкая задача.

Собаки на Камчатке

В деревне на Камчатке

Поросята в Мильково

Знакомством с собаками дело не ограничилось. После обеда Николай Гурьянович предложил обойти всех животных фермы вместе с ним. Их требовалось напоить. Вначале вода досталась свинье и ее поросятам. Затем мы вышли в поле, где паслись три лошади. Белая свободно ходила, без всякой привязи, а значит пила из ручья, когда ей самой вздумается. Две бурые могли гулять не дальше длины веревки, но одна из них имела в своем распоряжении отличную лужу. Оставшаяся лошадь находилась прямо посреди поля, на привязи и вдали от источников воды. Фермер дал мне ведро и попросил наполнить его в ручье, а затем принести скакуну. Стоило рыжей морде опуститься в ведро, как тут же все было выпито. Только после нескольких ведер животное насытилось.

"Смотри, как много пьет! Это значит Александр мне соврал: он не поил лошадь ни сегодня, ни вчера! "

В процессе обхода выяснилось, что часть свиней куда-то пропала. Лишь половина из них(в основном, поросята) постоянно находятся в загоне. Другие обычно разгуливают по всей ферме, но в этот день их никто не видел. Ближе к сумеркам, когда мы пили чай, послышался треск сучьев и плеск воды. Оказалось, заблудшие хряки переходили вброд ручей, возвращаясь из леса домой. Они, самостоятельные и почти дикие, видимо сами обеспечивают себя пищей. В то же время большая свинья и поросята, живущие в загоне, требуют ухода. Вечером мы ходили на грядки картофеля, и в большой мешок собрали корм для свиней - колючие сорняки. Трудно понять, как вообще их можно рассматривать в качестве пищи, но проголодавшиеся поросята набросились на колючки с остервенением.

Фермер у свинарника

Лошадь в траве

Лошадь и сельскохозяйственная техника

Лошадь посреди поля

С хозяином фермы мы быстро нашли общий язык, поскольку он является трезвенником, как и я. Николай Гурьянович чрезвычайно обрадовался, найдя в госте единомышленника.

"Ты не пьешь и не куришь, а значит нам обязательно надо пообщаться как следует! Я тоже не пью и не курю, а всю жизнь борюсь с алкоголиками в деревне! При советской власти никогда не получал повышения по должности, потому что отказывался бухать с начальниками! Да пошли они! Считаю, что все беды в стране происходят от алкоголя! Посмотри на мою ферму! Стоит отлучиться, как работники-алкаши то сожгут целый дом, то разобьют машину!"

Впервые за все мои путешествия удалось встретить человека, мысли которого по поводу вреда алкоголя настолько совпадали с моими! Полностью согласен: большинство проблем в России - из-за пьянства. Если когда-нибудь удастся закрыть все заводы и магазины, связанные с производством и распространением спиртосодержащей продукции, а сами напитки уничтожить, это будет великая радость! Еще большей радостью для меня стало бы увеличение среди простого народа числа убежденных трезвенников, таких как Николай Гурьянович. Этот фермер - самый передовой и прогрессивный житель Камчатки!

Николай Гурьянович продолжал:
"Благодаря тому, что я веду трезвый образ жизни, память у меня всегда работала хорошо. Раньше я поэмы Маяковского наизусть, бл*дь, е*ашил!!! Однажды ехали мы на машине, и кто-то предложил устроить словесную дуэль! Это значит - соревноваться в том, у кого получится читать стихи дольше. Установили максимальное время для чтения - пятнадцать минут. Никто, конечно, не ожидал, что можно достичь и десяти. Оппонент читал свое произведение меньше пяти минут. Затем наступил мой черед, и после двадцати минут я продолжал читать. Все раскрыли рты от изумления!"

Древесина во дворе дома в Мильково

Древесина во дворе

Козы в камчатской деревне

Лошадь под деревянным навесом

Кухня во дворе под деревянным навесом

Пока совсем не стемнело, я залез в холодную речку и окунулся - надо было хоть как-то освежиться после совершения ежедневного ритуала "200 отжиманий". Николай Гурьянович укатил на велосипеде к своему дому в центре Мильково, и мы с Александром и собаками остались одни. Согрели чайник на костре, съели оладьи. Хоть Александр и не трезвенник, но тоже хороший человек. Фотографировать себя запретил. Дабы не получилось так, что в статье присутствует только критика в адрес работников фермы, приведу здесь высказывание Александра о Николае Гурьяновиче:

- Вот если бы Гурьяныч хотя бы по 10 тысяч работникам платил! Его спросишь про зарплату, а он говорит: "Так я же вас кормлю!" Разве это нормально?

Александр предлагал на ночлег разместиться в пристройке, оставшейся от сгоревшего дома, но я предпочел поставить палатку. Сам он ночевал как раз в этой пристройке. Перед тем, как забраться в спальник, я посмотрел на звезды, а затем на лес. В его глубине как будто сверкали чьи-то глаза. Возможно, обман зрения. Собаки, порой, начинали лаять посреди ночи, но они могли это делать по любому поводу, а не только из-за неведомых лесных гостей.

Утром, стряхнув росу с палатки, собрал рюкзак и распрощался с Александром. Выйдя за ворота фермы, очутился на тропе в осеннем лесу, освещаемом ранними лучами солнца. Стоило дойти до проселочной дороги, как тут же поймал попутку, на которой меня увезли к трассе. Продолжение -->

Ворота на ферму в деревне Мильково

Комментариев нет:

Отправить комментарий