четверг, 1 октября 2015 г.

Путешествие по Южной Америке(часть 10.) - Аргентина: От Ла-Кьяки до Сан-Хуана.

Пустыня возле Ла-Кьяки в Аргентине

Как и Эквадор, Боливию ради экономии времени было решено проехать быстро, и поэтому я купил билет на автобус из Ла-Паса в Билласон. На автовокзале в Ла-Пасе мое внимание привлекли две девушки, и одна из них была блондинкой. Будучи уверенным, что она тоже иностранный путешественник, я обратился к ней по-английски, и встретил абсолютное непонимание этого языка с ее стороны. Мы перешли на испанский. Ее звали Даниэлла. Оказалось, она родилась и всю жизнь прожила в Ла-Пасе! Это удивительно, поскольку шестьдесят процентов населения страны - индейцы, и президент - индеец. Блондинок здесь мало. Вторая девушка, с темными волосами, являлась ее сестрой. Она провожала Даниэллу. В автобусе выяснилось, что билеты у нас на одно и то же место. Номера приписывались кассиром вручную, и он вписал каждому из нас один и тот же номер. Ошибка или знак свыше?

В центре города Сальта

По дороге в автобус подсаживались деревенские жители, и они спали даже в проходе, на своих тюках. Мы с Даниеллой сидели то рядом, то раздельно, если приходил кто-то с "правильным билетом". Она рассказала мне свою историю. Прежде вся семья проживала в Ла-Пасе. Отец - выходец из Италии, мать - из Германии. Совсем недавно из Боливии родители переехали в Аргентину. У Даниэллы очень много сестер. Та, которая провожала на автовокзале, жила вместе с Даниэллой в Ла-Пасе. Они вдвоем остались в этом городе из-за учебы. Две или три другие сестры уехали с родителями в аргентинский город Сальта. Прямо сейчас Даниэлла направлялась на каникулы к своей семье.

Примерно через восемнадцать часов автобус достиг Билласона, города возле границы с Аргентиной. После получения традиционных штампов в паспорте на обеих сторонах мы оказались в аргентинском городе Ла Кьяка. В глаза сразу бросается отличие от Боливии и Перу: в Аргентине множество людей имеют личный транспорт, мотоциклы и автомобили. Проводив Даниэллу до остановки автобусов, и записав ее номер, я отправился на трассу. Девушка обещала помочь в получении чилийской визы в консульстве этой страны в Сальте. По словам Даниэллы, кто-то из ее знакомых работает там.

Знак с расстояниями в Аргентине

Красная и белая деревянная кабина

Вечерело, и на пустой трассе я простоял недолго, до темноты. Машины проезжали редко.
По сравнению с другими странами Латинской Америки в Аргентине гораздо проще найти место для установки палатки. Расстояние между оградами частных владений и трассой здесь больше, и всегда есть возможность разместиться прямо в этом промежутке. Кроме того, если уж очень надо будет переночевать именно с другой стороны забора, то обнаружить палатку в этих пустынных краях просто некому. Владельцы отгороженной территории находятся где-то очень далеко, и, по правде говоря, настоящим хозяином здесь является ветер.

Тем не менее, на выезде из Ла Кьяки возле трассы стоял один дом, и я решил заночевать рядом с ним. На мой стук в дверь отворила старая женщина. Я спросил, есть ли у нее горячая вода для термоса. К моему удивлению, воду она согласилась дать только за плату! Лишь один раз в прошлом за кипяток с меня потребовали деньги - это произошло в каком-то придорожном кафе на трассе Чита-Хабаровск летом 2008 года.

Дорога в Аргентине

Автостоп в Аргентине

На следующий день я перемещался на многих машинах. Все и не вспомнить. Однако хорошо сохранилось в памяти общение с водителем, который представился капитаном судна. Он владеет английским, и поэтому между нами существовало стопроцентное понимание друг друга.  Капитан услышал историю о моем путешествии на Огненную Землю, а также о возможных трудностях, связанных с получением чилийской визы. В ответ я обрел от него такой заряд оптимизма и твердой уверенности в успехе, что он остается во мне и по сей день. Какие-то мелкие проблемы, вроде виз, кажутся после этого разговора сущими пустяками. Морской волк сказал: "Послушай! Я не знаю как, но ты точно доберешься туда, куда хочешь!" Этот человек воистину является сыном океана, как будто сошедшим со страниц рассказов Джека Лондона на трассу ruta 9 в Аргентине! В дороге встречаются интересные личности, но увидеть подобный типаж на суше - большая редкость.

Он высадил меня на объездной города Сан-Сальвадор-де-Жужуй(по-испански вместо "ж" на самом деле произносится "х"). Возле трассы женщины продавали традиционное аргентинское блюдо, называемое "эмпанадас". Оно похоже на русские пельмени в жареном виде. Я зашел в магазин и купил минеральную воду с хлебом, а затем встал под деревом и начал обедать. Продавщицы "эмпанадас" увидели меня, и бесплатно угостили большой порцией своей продукции. Сказав "спасибо", сытый и довольный я продолжил странствия.

В какой-то момент я понял, что нахожусь в той части Аргентины, которая похожа на то, как я себе представлял ее до путешествия. Это можно назвать и по-другому - дежавю. И дорога, и деревенское футбольное поле, и дети, гоняющие мяч, - все почему-то представлялось очень знакомым. Я, будто, вернулся сюда после долгих лет отсутствия. Подобное ощущение возникло где-то посередине трассы Жужуй-Сальта во время ожидания машины.

Затем удалось уехать на фургоне до самой Сальты. Мой новый транспорт был заполнен парнями и девушками, возвращавшимися откуда-то с работы. В Сальте они помогли мне разыскать место для ночлега. Здесь я намеревался остаться на несколько дней для решения вопроса с чилийской визой, поэтому решил поселиться в центре города, поближе к консульству. Имея на руках путеводитель и фургон с помощниками, я объехал большинство отелей и хостелов. Везде цены показались высокими, кроме одной гостиницы, которую я и выбрал. Впервые за долгое время спать предстояло на настоящей кровати! Пришлось проявить терпение - неестественно мягкая постель и четыре стены могут показаться испытанием после жизни в роскоши и комфорте на лоне природы в палатке. Ко всему хорошему быстро привыкаешь! Однако я тешил себя надеждой, что скоро вновь буду спать в какой-нибудь живописной пустыне под мелодии проезжающих грузовиков, мотоциклов, ночных непрошеных гостей и собак.

Часы храма в Сальте

Улица в городе Сальта

Уже самые первые прогулки по Сальте показали, что город безопасен. Здесь мне также окончательно стало ясно: Аргентина более богатая страна, чем те предыдущие, которые я посетил. Обстановка в ней скорее всего похожа на евпропейскую: архитектура, лавки с вывесками, банки, кафе, рестораны, чистые улицы. Впрочем, получение знаний о Европе ограничилось у меня просмотром фотографий из интернета. Я бывал только в Польше, да и то, когда мне было шесть лет.

Особенно много в Сальте обнаружилось центров кредитования. Причем, в некоторых из них за стеклом стояли новенькие скутеры - здесь это, видимо, распространенный товар для приобретения на заимствованные деньги. После 12 часов дня и до 17 все магазины закрыты, и на улицах пусто, так как это время "сиесты". Аргентинцы на севере считают жару причиной своего длительного отдыха в середине дня. На юге, где бывает холодно, тоже существует "сиеста" - но там она, скорее всего, возникла под влиянием традиции, занесенной из теплых частей страны, а не из-за погоды.

Почти в каждом интернет-кафе Сальты есть телефонные будки. Я позвонил Даниэлле, и впервые в жизни поговорил по телефону на испанском. Мы договорились о встрече в консульстве Чили на следующий день. Она опоздала на одну минуту, и зашла туда в тот момент, когда я уже беседовал с консулом. С моего загранпаспорта сняли копии и отправили их в Сантьяго вместе с запросом о возможности выдачи визы. У Даниэллы поинтересовались, где именно я остановился в Сальте.

Ответ из столицы Чили должен был прийти через две недели. Поскольку я не собирался оставаться в Сальте столь долгое время, то спросил, реально ли получить визу в Рио-Гальегосе. Уверившись в том, что это возможно, я с Даниэллой покинул консульство - кусок территории Чили, площадью в несколько десятков квадратных метров. За дверью, в Аргентине, сияло солнце, и мы отправились гулять.

Старые одноэтажные дома в Сальте

Площадь в Сальте

Даниэлла сказала, что ее мама пригласила меня в гости, на обед. После прогулки мы сели на автобус и отправились на окраину Сальты. Город в отдалении от центра застроен большим количеством коттеджей. В одном из них живет семья Даниэллы. Дом и часть двора с садом превращены ими в небольшое кафе. В саду растут фруктовые деревья. Например, персиковые, плодами которых меня угостили. По словам мамы, в их прежнюю жизнь в Ла-Пасе, они владели целым рестораном.

Все уселись за большим круглым столом: я, Даниэлла, ее отец и мать, а также сестры. Из блюд особенно запомнились спагетти и огромная пицца. Во время и после еды меня много расспрашивали о путешествии. Папа Даниэллы поведал о своем участии в военном конфликте Аргентины и Великобритании в 1980-х, который развернулся вокруг Мальвинских(Фолклендских) островов. Хоть на этих островах в наши дни и находятся англичане, аргентинцы все равно считают их своими, гордо заявляя: "Malvinas son argentinas!" На картах, выпущенных в Аргентине, принадлежность островов тоже, разумеется, подчеркивается.

Отец Даниэллы очень хорошо отзывался о Советском Союзе и ругал США. Его дед был фермером, и разводил овец. По словам деда, американское правительство нагло препятствовало экспорту аргентинской шерсти в СССР, останавливая в океане аргентинские суда. Конечно, я поддержал возмущение американской политикой, но так и не совсем понял, зачем Советскому Союзу могла понадобиться шерсть из Аргентины? Неужели своей не хватало? Или это несло, прежде всего, не экономическую выгоду для России, а являлось эдаким утонченным способом поддерживать отношения с отдаленной страной, поскольку экономических и культурных связей  с ней почти не имелось?

Сады на балконах в Сальте

Собор в Сальте

После нескольких дней в городе я вернулся на трассу. В первой половине дня удалось проехать все крупные населенные пункты дороги номер 68, и дальнейший путь проходил по безлюдным и пустынным местам. Некоторые пейзажи с горами и песком красного цвета напоминали поверхность Марса. Здесь меня подвозили две странствующие актрисы. Они высадили в Кафаяте, откуда начинается знаменитая дорога номер 40(ruta 40).  Она проложена через самые безлюдные территории Аргентины. Машин на ней мало, и автобусное сообщение существует лишь на нескольких участках. Я хотел продолжить путь по этой дороге, однако уже в сумерках сел на грузовик, который свернул  в сторону Tafi del Valle. В этот момент я спал, и проснулся только ближе к утру. Таким образом я оказался на оживленной трассе, совершенно не похожей на дорогу номер 40. Точно не помню, но, скорее всего, это была дорога номер 38, чуть южнее города Сан-Мигель-де-Тукуман. Продолжать движение здесь я не собирался, и намеревался вернуться на ruta 40. Для этого я поймал фуру, и какое-то время ехал в ней на юг.

Водитель пытался требовать денег, чтобы оплатить ими бензин. Такое поведение у дальнобойщика я наблюдал впервые. Я стал объяснять, что путешествую автостопом, и денег не дам, так что пускай высаживает меня прямо сейчас. Шофер после этого перестал просить оплату, но и высаживать не стал. Какое-то время мы ехали молча. Затем он просто шокировал вопросом:

"А что, в Бразилии не учат испанскому?"

"В какой еще Бразилии?" - недоумевал я.

"Просто ты так ужасно говоришь по-испански! Неужели наряду с португальским в школе хотя бы чуть-чуть не преподают испанский?"

"Где?"

"Ну у тебя дома, в Бразилии!"

"Я из России…"

"Откуда??? То есть ты - не бразилец?!"

"Я - русский."

"Русский??? Я был на сто процентов уверен, что ты из Бразилии!"

"Нет!"

"О Боже, и куда же ты едешь?"

"На Огенную Землю. Высадите меня, пожалуйста, у поворота, дорога которого ведет на ruta 40. Ехать в сторону Кордобы не входило в мои планы. Если что, у меня есть карта Аргентины, где этот поворот обозначен."

Шесть лет спустя я вновь смотрю на карту Аргентины и не могу найти этот поворот в соляной пустыне. Повернув в данном месте, через день на различных машинах я добрался до дороги номер 40, а конкретно до населенного пункта Белен.

Аргентинские актрисы

Дорога Рута 40

Мост на дороге в Аргентине

Природный парк среди скал и пустыни

Красные скалы в Аргентине

С аргентинкой

Дерево в Аргентине

Каньон и красные скалы

Природа провинции Сальта в Аргентине

Горы и долина реки в Аргентине

Природа провинции Ла-Риоха в Аргентине

Деревья в пустыне

Редкие деревни в засушливой провинции Ла-Риоха располагаются вблизи источников воды, таких как маленькие речки, стекающие с гор. Преобладающим занятием аборигенов является выращивание оливок и винограда. Однажды мне потребовалось кое-что спросить, и я заглянул в раскрытую дверь одного дома. Внутри обнаружилось помещение, в котором давят оливки. Прохожих и машин в деревнях мало. Выйдя из населенного пункта, снова оказываешься в пустыне. В тень укрыться чаще всего негде, хотя относительно высокие деревья иногда встречаются. Из земли торчат сухие кустарники, но иногда и с зеленью - это говорит о том, что данный ландшафт вполне пригоден для органической жизни, а иначе бы эти растения вообще не появились. Всего в нескольких сотнях километров отсюда находится более суровое место - пустыня Атакама. В день, когда я вернулся на дорогу номер 40 с восточной стороны, мне навстречу с запада двигались путешественники, только что вырвавшиеся из лап смерти. Они ничего не знали обо мне, и я о них тоже, но вдруг мы оказались в одной и той же точке на дороге номер 40.

Более вероятной кажется возможность случайно встретить здесь оазис с озером, чем людей, достаточно хорошо владеющих русским языком. Однако как раз ими и оказались два альпиниста из Чехии - мужик и женщина, оба шестидесяти лет, но очень крепкие. Во времена, когда Чехо-Словакия входила в число стран-участниц Варшавского договора, в школах чехи обучались русскому. О советской эпохе путешественники не скучают. По их словам, жителей Восточной Европы никуда не выпускали, в том числе в Советский Союз, а так хотелось сходить в поход на Кавказ! Зато теперь можно ездить, куда угодно! Бородатый мужик-чех работает у себя на родине на железной дороге. Каждый год они с женой отправляются в путешествие на несколько месяцев. Особенно часто посещают Южную Америку. Занимаются альпинисты только самостоятельными путешествиями - ходят в горы, ездят автостопом. Как я уже говорил, незадолго до нашей встречи они побывали в Атакаме, и им там пришлось тяжело. Вот история о приключениях чехов со слов их самих:

"Мы уже и прежде путешествовали по Южной Америке. Нам очень нравится Эквадор. Ты тоже там был, поэтому наверняка видел эти прекрасные зеленые вулканы. В этот раз мы поехали в Чили. Добрались до Сан-Педро-де-Атакама. Затем отправились в поход в горы. Как обычно, мы практически не взяли с собой воды, так как она очень тяжела. Наш маршрут всегда составляется нами так, что на нем обязательно присутствуют высокие вершины, с наличием снега, который можно растопить. Таким образом, даже в жарких странах без проблем удавалось добыть воду. Эта тактика безупречно работала до недавнего похода по горам северного Чили. Те данные о местности, которые имелись у нас, оказались ошибочными: там, где должны были встречаться ледники, мы не увидели ничего - все растаяло. Пришлось урезать длительность похода, и спуститься. Но спуск не означал завершение путешествия, поскольку мы оказались в пустыне Атакама - одном из самых малонаселенных и засушливых мест в мире. С большим трудом, мучаясь от жажды, мы вышли на дорогу, намереваясь уехать автостопом. Три дня и три ночи пришлось просидеть рядом с ней без единого глотка воды, вглядываясь в горизонт. Мы думали, что умрем. За все это время не проехало ни одной машины. Но на третий день вдалеке стали заметны облака поднимающейся над дорогой пыли - долгожданный транспорт приближался. Автомобиль остановился и водитель взял нас - так мы были спасены."

Чешские альпинисты путешествуют автостопом

Полупустыня в Аргентине

Путешественники из Чехии

Дом в провинции Ла-Риоха

К моменту встречи со мной чехи уже успели отдохнуть, напиться воды, покинуть Чили и немного поездить по Аргентине. Теперь, как и я, они держали путь на Огненную Землю.  С ними я путешествовал на нескольких машинах. Получалось так, что иногда нас брали сразу троих, а иногда нет. Мы расходились, и затем я вновь встречал их где-нибудь на трассе. Так, в очередной раз они обогнали меня перед деревней Питуил. Я добрался до этого населенного пункта на пару часов позже, и первым делом отправился в магазин за водой и едой.

Как покупатели, так и продавцы маленькой лавки в центре деревни, сразу обратили внимание на меня и окружили с вопросами. Тут я понял, в какую замечательную и захолустную деревню попал! В их словах звучало искреннее любопытство и добродушие. Здесь и прежде встречали путешественников, однако им до сих пор продолжают удивляться и шутить по этому поводу. Один старик спросил меня:

"Позволь угадаю! Ты едешь на Огненную Землю!"

"Точно!"

"Я знаю!" - засмеялся старик, а вместе с ним и все присутствующие, - "Знаю, так как все, кто здесь оказывается, едут туда. Пару месяцев назад проезжали велосипедисты из Франции. И они тоже намеревались достигнуть Огненной Земли. От нашей деревни до Огненной Земли несколько тысяч километров, но многие почему-то едут туда именно через Питуил!" - после этого - снова всеобщий хохот.

"Вот скажи" - продолжал старик. - "Ты видел когда-нибудь такое? Попробуй!" - он указал на короб с ложкой, увязшей в чем-то. Я сразу понял, что это вареная сгущенка.

"Конечно видел. В России это - сгущенка, а каким словом она называется у вас?"

"О, значит в твоей стране есть такой продукт? Мы называем его dulce de leche. Французы, в отличие от тебя, не смогли распознать duclce de leche, и сказали, что у них нет такого на родине."

Вскоре я собрался покидать магазин. Старик, узнав, что я ночую в палатке, предложил расположиться между его виноградником и домом. Кроме этого, он  предупредил:

"Утром не спеши уходить. Я принесу тебе завтрак."

Дом старика находился довольно близко к центру деревни, а в эту ночь в ней проводился какой-то праздник. До палатки доносились звуки гитары. На следующий день гостеприимный хозяин и вправду не дал мне уйти без сытного завтрака, который состоял из длинного батона и большого термоса чая со сгущенным молоком. Однако материальной пищей дело не ограничилось - пока я ел он прочитал мне проповедь.

"Видишь эту деревяшку?" - задал вопрос старик, вытащив из огорода какую-то палку. - "Это просто дерево. Но католики ставят перед собой такие же деревяшки и молятся на них! Разве это истинная вера? Совсем иная молитва у лютеран - настоящая! В нашей деревне все жители - лютеране."

Выйдя из Питуила, я увидел у трассы чехов. Они здесь переночевали, и вот теперь ждали попутку. Вскоре появился грузовик. В нем мы и покинули гостеприимную деревню. Внутри кузова уже сидели два аргентинца. Также в нем находились продукты, оставшиеся после того самого ночного праздника - не объедки, а ящики с закупоренными стеклянными бутылками лимонада, целый мешок булочек и пакеты с вином. Аргентинцы предложили нам есть и пить столько, сколько мы пожелаем. С сожалением приходится признать, что чешские альпинисты стали пить вино. Я, будучи фанатом трезвости, смотрел на них с грустью. Из всего содержимого "праздничного" грузовика мое внимание привлекли только булочки. Их было очень много - все съесть одному не получалось.

Данный случай навеял прошлогодние воспоминания… Вернувшись в Петербург из путешествия автостопом в Магадан, я был приглашен на день рождения. Мероприятие проводилось за городом в труднодоступном коттеджном поселке, куда не ходят автобусы. Обычно туда добираются на автомобиле. Друзья довезли меня, но утром, когда я собрался назад, еще все спали, и мне пришлось выйти на трассу, чтобы применить навыки путешествий. Уже вечером в Петербурге меня ждали на балу в прямом смысле этого слова. Пока я ловил машину, какой-то пьяница вылез из леса, и сразу заявил:

"Мне нужно срочно попасть на Московский вокзал! Моя девушка приезжает через час! Я люблю ее и должен быть уже там, а я трахаюсь в коттедже с какой-то дурой!".

"Все будет хорошо. Волшебная сила автостопа доставит тебя к возлюбленной."

Пьяница был готов броситься под машину - лишь бы его подвезли. Пришлось успокаивать и убеждать, что я только что вернулся из путешествия автостопом длиной 20 000 км, и со мной он не пропадет. Я был уверен, что мы в любом случае скоро уедем отсюда, хотя машин здесь проезжало мало. И действительно, вскоре люди в рабочей одежде подвезли нас на легковушке до ближайшей деревни. Они припарковались возле магазина "Продукты". В этот самый момент там разгружалась машина с хлебом. В кабине никого не оказалось. Забежав в магазин, я моментально определил водителя в человеке, держащем стопку бумаг и разговаривающем с продавщицей.

"А можно с вами до города? Нас двое!"

"Эээ…Вообще-то со мной в кабине уже должна поехать одна женщина."

"Ничего, мы и в кузове можем!"

"Хорошо!"

Отворились дверцы кузова - повеяло сладковатым запахом свежего хлеба. Мы с пьяницей забрались внутрь. В углу после разгрузки еще оставалось несколько ящиков с булочками.
Водитель сказал:

"Это все - брак. Для продажи не подходит. Так что ешьте сколько, сможете. И забирайте, сколько унесете."

Булочки с творогом, ягодами, батоны и другие блага передавались нам в дар в огромных количествах. Мне было непонятно, почему они считаются браком и непригодны в продажу. Нам они  еще как пригодились! Водитель высадил на железнодорожной станции в Зеленогороске, и мы продолжали их есть в электричке!

И вот теперь, в Южной Америке, история повторилась: я снова ехал в кузове грузовика с веселыми попутчиками и изобилием продуктов. Насколько я понимаю, это и есть то, что называют цикличностью исторического процесса. Империи поднимаются и разрушаются, вслед за ними возникают новые. Также и грузовики с хлебом возвращаются однажды.

Попутка в Аргентине

Деревня в провинции Ла-Риоха

Рута 40

Дорожный указатель на дороге в Аргентине

Равнина и горы в Аргентине

Загон для скота в Аргентине

Знак километража на дороге в Аргентине

После поездки в "праздничном" грузовике мы с чехами перемещались вместе еще какое-то время. Так мы проехали Чилесито. Затем разошлись, и больше я их никогда не видел. К сожалению, я не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, где именно это произошло. Кажется, поблизости от Villa Union. Отсюда можно продолжать ехать по дороге номер 40, но также тут проходит дорога 76, по которой курсирует автобус. После ожидания в течение нескольких часов чехи приняли решение продолжить путешествие автобусом. Я же остался на Ruta 40, заняв позицию в пустыне на расстоянии ста метров от поста полиции. Наступила тишина. За пару часов могло не проехать ни одной машины. Иногда я возвращался к посту, так как рядом с ним находилась колонка с водой. Именно благодаря такому источнику поблизости, ожидание в пустыне стало возможным. Общее время, проведенное здесь, составило 22 часа. После наступления темноты я простоял еще немного, но затем улегся спать. Утром все продолжилось. Каждый раз, когда я подходил к колонке за водой, полицейские убеждали остаться на посту:

"Мы скажем любому водителю, чтобы он взял тебя."

Зная нелюбовь всех автолюбителей мира к стражам порядка, я стараюсь избегать таких предложений.

"Пускай меня подвезут по своей воле, а не под дулом пистолета". - думал я, и вновь возвращался на свою позицию в отдалении от полиции.

Наконец, возле меня остановился джип. Будто в подтверждение моим мыслям, водитель сказал:

"Знаешь, я взял тебя только потому, что ты стоял здесь, а не у поста полиции. Даже если бы полицейские настаивали, я бы отказался подвозить."

На этом джипе удалось добраться до города Сан-Хуан.

Альпинисты из Чехии в начале каждого нового года пишут мне письмо по электронной почте, рассказывая о своих очередных приключениях. Как они сами говорят: "У нас есть традиция ежегодно посылать письма хорошим людям, встреченным нами в путешествиях". Всегда приятно знать, что ты оставил у людей добрые воспоминания о себе. Продолжение -->

Комментариев нет:

Отправить комментарий