суббота, 15 августа 2015 г.

Путешествие по Южной Америке(часть 5.) - Перу: От Тумбеса до Лимы.

Палатка в кузове грузовика

Жаркий день. Попытки выехать из Тумбеса автостопом на юг. Основное препятствие в том, что большая часть транспорта - мототакси. Население города слишком бедно, чтобы все могли позволить себе легковой автомобиль. Обычно здесь приобретают мотоцикл, и для занятия извозом, а не для семейных поездок. Я старался не обращать внимания на мототакси, когда они приближались. Зато их водители замечали меня, и пытались навязать свои услуги. Поскольку многие "гринго" отправляются из Тумбеса в какую-то Манкору для серфинга, то конечно же и меня причислили к ним и хотели отвезти туда же. Каждый второй извозчик останавливался прямо возле моего уха и орал что есть духу: "Манкора! Манкора! Манкора! Манкора!" Грузовики проезжали довольно редко. В общем, все располагало к тому, чтобы я провел день под палящим солнцем и не сдвинулся при этом хотя бы на километр.


После долгих часов ожидания мне стало необходимо пополнить запасы питьевой воды. Я нашел дом возле дороги. Хозяин поливал возле него какие-то растения. По его словам, эта вода являлась пригодной и для человека. Это должно было насторожить, однако жажда пересилила здравый смысл. Набрав целую флягу, я вернулся на трассу. Вскоре возникло желание поесть, и я отправился на поиски пищи. Вместо того, чтобы сразу пойти в ближайшее кафе, я прошел пешком вдоль дороги и набрел на фруктовую лавку. Я решил осуществить свою давнюю мечту, и за один доллар купил сразу двадцать бананов. После этого я вернулся к кафе, помыл бананы в раковине на улице, и тут же съел их все до одного. Не знаю, что именно стало причиной ухудшения самочувствия: вода из огорода или бананы, но эффект не заставил себя ждать. Спустя час повысилась температура, началась рвота и боль в животе.

Кафе у трассы оказалось столовой водителей автобусов. Автобусный парк располагался поблизости. Поскольку одни и те же люди часто посещают это заведение в течение рабочего дня, то в нем все давно друг друга знают, и тем самым создают совершенно особую атмосферу. Тут свои шутки, свои истории. Мне как раз было суждено стать их новой историей, которую впоследствии рассказывают за столом, когда тем для разговоров больше не остается: "А вы помните, как тогда вошел этот гринго? И как только занесло его к нам на обед?! " Когда я появился, все посетители и работники столовой встретили меня c улыбкой! К сожалению, я не смог ответить тем же. С помощью нескольких испанских слов и знаков я объяснил, что срочно ищу какое-нибудь лекарство. Мне принесли горячий зеленый чай и таблетки.

Я просидел в столовой несколько часов, общаясь со всеми. Водители приходили и уходили. Все они работали на автобусных маршрутах, но я знал, что здесь может появиться и какой-нибудь дальнобойщик. Это место должно их притягивать, поскольку напротив кафе есть еще и заправка. Так и получилось. Ближе к вечеру дверь распахнулась и в нее вошел высокорослый веселый человек по имени Коко Сан. Он приехал в Тумбес с пустым грузовиком, чтобы заполнить его бананами и увезти их в Арекипу. Ему сразу сообщили обо мне, и он не медля ни секунды предложил отправиться с ним! Отравление бананами, теперь еще грузовик с бананами! Вот это да! Конечно, я с радостью согласился! Водитель, правда, предупредил, что еще не все документы на груз готовы, поэтому придется подождать сутки, а то и больше. В другое время я бы, может, и отказался от такого ожидания, но не сейчас, когда мое самочувствие оставляло желать лучшего, а о немедленном продолжении путешествия все равно не могло быть и речи.

Таблетки и зеленый чай возымели действие, однако до полного выздоровления было еще далеко. В столовой появилась женщина с дочерью примерно моего возраста. Начались шутки на тему того, какой хороший жених приехал из-за границы. Речь, разумеется, шла обо мне. Девушка покраснела. Следует заметить, она мне понравилась, но в тот момент мне было не до неё. Кто-то высказал идею насчет того, что можно устроить танцы и посмотреть, как мы с ней кружимся в вальсе. Уже собирались включать музыку, и решение о танцах оставалось только за мной. Все смотрели на меня, и ждали ответа, но я выбежал на улицу…мне снова стало худо.

Водитель Коко Сан ближе к ночи перебрался из столовой на заправку. Здесь он припарковал грузовик. Это была полузаброшенная заправка со сторожем - другом водителя. Я уже не помню, функционировала ли она по назначению или нет. В ее помещении находился душ, в котором мне удалось помыться. Коко Сан попросил сторожа открыть для меня замок этой ванной комнаты. Кроме того, дальнобойщик разрешил забраться в кузов грузовика и поставить в нем палатку. Таким образом, его машина стала для меня госпиталем, где я выздоравливал и спал двое суток, поскольку на следующий день мы так и не уехали.

Коко Сан и сторож пьянствовали на заправке. Когда я подошел к ним, чтобы пожелать "спокойной ночи", шофёр произнес целую речь. Он говорил величественно, делая многозначительные паузы между предложениями. Звучало это, примерно, так: "Кто выручает других водителей, когда они попали в беду? Коко Сан! Кто всегда готов вытащить застрявший грузовик товарища? Коко Сан! Кто…? И снова Коко Сан! Кто отвезет тебя совершенно бесплатно за 2000 км от Тумбеса, в Арекипу? Коко Сан!"

К вечеру второго дня пребывания на заправке выяснилось, что документы на груз и сам груз следует получать не в Тумбесе, а в другом населенном пункте, южнее по трассе. Все это время я проводил в столовой, где меня уже стали бесплатно кормить. Работники заведения спросили, зайду ли я к ним еще раз, если окажусь здесь снова, а также шутили, предлагая взять с собой в дорогу парочку бананов. "Platanos? Nunca!"("Бананы? Никогда!") - отвечал я.

Мы с Коко Саном выехали ночью. Трасса проложена прямо по дюнам в пустыне, и иногда проходит почти вплотную к океану. Однажды мы сделали остановку в таком месте. Я подошел ближе к шумящим в темноте волнам. В разные стороны разбегались маленькие крабы. Навстречу дул легкий ветерок. Не дальше трех метров от меня раскинулась большая черная пустота. Как-то мало верилось, что я сейчас дышу Тихим Океаном, и он настоящий, а не картинка в учебнике или пятно на карте.

Еще до наступления утра удалось добраться до города, где предстояла загрузка бананами. Коко Сан припарковал грузовик на большой стоянке дальнобойщиков. Я снова разложил палатку в кузове и лег спать. Пробуждение наступило от шума мотора и ощущения, что грузовик куда-то движется. "Меня забыли в кузове, сейчас начнется погрузка, и я окажусь завален тоннами бананов!" - от этой мысли я мигом выскочил из палатки. Вокруг была все та же стоянка с множеством фур, выстроившихся рядами. Коко Сан дал возможность другому водителю проехать, потом вернул машину в прежнее положение, заглушил двигатель, и вновь стало тихо. Все еще спали.

Утром я увидел Коко Сана немного расстроенным. Он сообщил, что дело с документами на бананы затягивается на неделю, и в Арекипу он меня не повезет. Мы с ним распрощались, и я пошел своей дорогой. В общем хорошо, что так получилось, поскольку в Арекипу на самом деле ехать мне не стоило. Город находится слишком далеко от Мачу Пикчу, а этот всемирно известный памятник культуры инков обязательно следовало посетить. И в горных областях Перу гораздо интереснее путешествовать. Для разнообразия конечно полезно проехать и вдоль побережья, однако мне вполне хватило и участка от Тумбеса до Лимы.

Выбравшись на трассу, всего через минуту я остановил грузовик. Водитель сообщил, что видел меня вчера в столовой. Я же совсем не помнил этого человека. Он провез меня километров сто. В пустыне у дороги нам встречались хижины местных жителей. Вокруг этих жилищ мирно паслись ослы.

Пустыня в Перу

Развалины у дороги в пустыне

Дальнобойщик и его фура в Перу

Меня высадили перед въездом в какой-то городок. Движение транспорта, по большей части грузовиков, было здесь очень оживленным. Подождать пришлось минут пятнадцать, не больше. На этот раз меня подобрал дальнобойщик на огромной синей фуре. Я долго не мог понять, насколько далеко он сможет провезти. При встрече водитель об этом ничего не сказал или я не расслышал. Оказалось, до самой Лимы! Узнав, что я еду в Аргентину, он поставил музыку, которая, по его словам, создана музыкантами из этой страны. Мне понравилось ехать автостопом под их голоса и звуки гитары. За окном пейзажи бесконечной пустыни с барханами иногда на короткое мгновение сменялись оазисами, расположенными вблизи населенных пунктов, где есть вода. Однажды мы остановились, чтобы поесть в придорожном кафе. За себя я хотел было заплатить сам, но шофер остановил: "Не надо!" Он воспринимал меня как своего гостя, и заказал огромные порции овощей, риса и рыбы в качестве угощения!

Ночью в пустыне значительно похолодало. Дальнобойщик неожиданно остановил фуру посреди песков и подобрал какого-то своего знакомого. Удивительно то, что он, во-первых, повявился из ниоткуда, и, во-вторых, не стал ехать с нами в кабине, где еще оставалось много свободного места, а забрался в кузов, заполненный грузом до отказа. Конструкция кузова была открытой. Когда, спустя несколько часов, он все-таки переместился в кабину, я спросил:

"Холодно?("Frio?") Вы погреться зашли?"

"Нет, он пришел потому, что вот-вот начнется футбольный матч между сборной Перу и Аргентины." - ответил за приятеля дальнобойщик.

Затем они включили радио и стали слушать трансляцию. Из динамика звучал гул толпы и быстрая испанская речь комментаторов. Где-то на большом зеленом поле, очерченном белыми линиями, происходили великие дела! Однако меня не покидало ощущение, что часть игры происходит прямо здесь, в кабине грузовика. Водитель и его друг сами превратились и в судей, и в игроков, и в журналистов. Я же исполнял роль публики, но не болельщика со знаменем команды, а молчаливого сотрудника службы безопасности, который является просто вынужденными зрителем. После окончания матча загадочный попутчик снова ушел спать в кузов. С наступлением рассвета он покинул нас во время одной из остановок.
Хижины на тихоокеанском побережье Перу

Собака и высокие дюны в Перу

Дальнобойщик в ожидании

Стройка в пустыне

Фура на обочине в пустыне

Считанные часы оставались до прибытия в Лиму. Мы неслись на грузовике по полупустой дороге, проложенной в дюнах над самым океаном. На дюнах этих не наблюдалось никакой растительности, и трасса, построенная на таком зыбком ландшафте, казалось, должна быть неминуемо смыта волнами. Сооружена она, правда, гораздо выше них. Но что такое несколько десятков метров для Тихого Океана? Дальнобойщик пояснил, что дорожное полотно создано по какой-то особой технологии, которую редко используют в мире. Именно поэтому трасса не сползает в морскую пучину. Кое-где на берегу разбросаны малоприметные хижины рыбаков и длинные лодки рядом с ними. Эта идиллическая картина мне настолько понравилась, что я захотел сойти с фуры, пожить здесь неделю и сделать много-много фотографий! "Ладно, зачем спешить? Всех мест на земле все равно не пересмотреть. Этот берег возьму на заметку, и, возможно, еще вернусь сюда!" - успокаивал я себя.

Пустыня  протянулась почти вдоль всего западного побережья Южной Америки, от юга Эквадора до севера Чили. На этой длинной полоске земли, зажатой между Андами и Тихим Океаном, существуют участки, где дождь может отсутствовать годами. Лима, столица Перу, тоже расположена в очень засушливом месте на берегу. Дождь здесь бывает гораздо чаще, чем в чилийской пустыне Атакама, однако, как правило, он состоит всего из нескольких капель. Небо над городом в пасмурную погоду может выглядеть очень многообещающим, однако излишне доверять ему вряд ли стоит - впрочем, как и всем остальным в этом огромном мегаполисе. Дальнобойщик предупредил, что в Лиме следует вести себя крайне острожно.

В разговоре о другом "опасном" городе, Каракасе, первой особенностью, на которую я обратил внимание, были повсеместные решетки на окнах. Даже самые бедные дома в столице Венесуэлы построены из кирпича, а окна и двери защищены стальными прутьями. В Лиме я ожидал встретить то же самое, но я увидел не только это. К моему удивлению, многие здесь живут в домах... без стен! Чтобы понять, как это выглядит, можно представить какой-нибудь недостроенный панельный дом в России: уже есть бетонная коробка, но больше пока нет ничего. Если заполнить его помещения самыми необходимыми предметами, вроде матрасов, кастрюль и электрических плиток, а затем поселить туда целые семьи, то получится картина, похожая на жизнь очень многих людей в Лиме. С той разницей, что в Перу теплее, а их дома - это даже не коробки, а бетонные плиты, поддерживаемые балками. Стены здесь отсутствуют полностью! Следует добавить, что так живут тут не все. Есть люди, у которых жилищные условия еще сложнее: их единственным пристанищем служит соломенная хижина. И это в столице, не в деревне! В то же время в городе есть Мирафлорес - район богатых. Дома в нем новые, с большими окнами. Дворы огорожены высокими заборами с колючей проволокой под напряжением. За пределами этих оград, на улице, даже в Мирафлоресе, лучше всегда быть начеку.

Архитектура Лимы

Крыши домов в Лиме

Особняк в Лиме

Пункт прибытия дальнобойщика - рынок в районе Сан Мартин. Он припарковал фуру, и мы отправились ужинать в кафе китайской кухни. Вечером на рынке почти все лавки уже были закрыты, и работали только заведения питания и комнаты с телефонными будками. "Сначала сходи позвони, потом будем есть!" - сказал водитель. Как и в Боготе, в Лиме у меня имелся номер телефона одной местной жительницы по имени Ширли, готовой принять меня в гости. Набрав его, я услышал гудки, а затем и саму девушку. Она передала трубку кому-то другому, и совершенно неожиданно этот человек заговорил со мной на русском языке. Был подтвержден адрес, а также условлено время, когда я подъеду. В китайском кафе на рынке мы поели китайской лапши и посмотрели китайские фильмы про боевые искусства. Затем дальнобойщик проводил меня к такси, и я поехал на Avenida Brasil - проспект в центре Лимы, на котором находится дом Ширли. Это отдельно стоящее двухэтажное здание(фото не сохранилось). Его населяют всего две семьи.

Русскоговорящий телефонный собеседник оказался отцом Ширли. В прошлом он учился в Петербурге, поэтому владеет русским в совершенстве. При встрече я поговорил с ним, и больше его не видел. Ширли живет с тетей и друзьями. Мне выделили самую большую комнату рядом с кухней. В душе попросили пользоваться водой как можно экономней, так как бедным районам города ее не хватает. В Лиме я провел целую неделю - гораздо больше времени, чем собирался. На это повлияло несколько факторов. Во-первых, я не знал, что в для проезда в Боливию мне потребуется виза. Когда я случайно прочитал об этом в путеводителе, то тут же решил сделать ее, находясь в Лиме, однако к этому моменту наступили выходные, и консульство закрылось. Пришлось ждать до понедельника. Визу удалось сделать за один день. Во-вторых, Ширли пригласила на свой день рождения, который должен был состояться через пару дней, и я согласился.

Она сказала, что это будет традиционная перуанская вечеринка, называемая "тонеро". Проводилось мероприятие в доме друзей Ширли. Выглядело оно следующим образом: молодые люди собрались в тесной комнате с диваном и площадкой для танцев; поочередно включали музыку двух стилей - самба и рэггетон, и плясали под нее. Во время рэггетона несколько парней окружали одну девушку, и вместе двигались под ритм музыки. Если парень и девушка танцевали под рэгетон вдвоем, то парень становился сзади нее. Они совместно выполняли движения тазом таким образом, что это напоминало половое сношение. Когда включали самбу, то стиль танца менялся. Те группы, которые состояли из нескольких парней и одной девушки, расходились, а на "танцполе" оставались только пары. Например, Ширли со своим парнем. Если первый танец поражал своей простотой, то второй отличался сложностью элементов и высоким мастерством партнеров. Это было уже подлинное искусство. Как позже пояснила Ширли, в Перу почти все хорошо умеют исполнять как классический танец, так и безумные пляски под рэггетон. Как только я вошел в помещение, то тут же стал танцевать один, но Ширли остановила меня. "Одному танцевать у нас не принято!" - сказала она. С Ширли мы общались на английском, которым она владеет очень хорошо в отличие от своих друзей. В Южной Америке по-английски вообще мало кто разговаривает. То, что этот язык знает большинство людей на земле - это миф.

Улица в перуанском городе

Картина с перуанцами на стене в Лиме

Граффити с лягушкой

Граффити с лицом женщины

Граффити на стене в Лиме

В один из дней прогулок по Лиме с фотоаппаратом я обнаружил место с большим скоплением граффити. Часть из них посвящена современным тематикам, часть - традиционной культуре Перу. Отдельные изображения на стенах скорее можно отнести к живописи, чем к уличному искусству. Так, например, картина, изображающая прохожих в каком-то перуанском городке(см. фото) вызывает у меня вопрос: она изначально создавалась на стене или ее оригинал находится в картинной галерее?
Улица в Лиме

На улицах Лимы

Что еще рассказать о Лиме? Это огромный город с населением около 10 миллионов жителей. Метро в нем нет. Всем этим людям как-то необходимо перемещаться, поэтому улицы заполнены такси, маршрутками и просто машинами. Я как-то случайно вышел на улицу, где такси составляли подавляющее большинство транспорта. Все они хотели подвезти меня,  даже те, которые изначально ехали в противоположную сторону. Таксисты издалека что-то кричали и звали. С одним из них я столкнулся лицом к лицу. Он держал ключи двумя пальцами и звенел ими, как колокольчиком, вытянув руку вперед. При этом он смотрел на меня с хитрой ухмылкой и говорил: "Мистер, мистер!" Маршрутки создают гораздо больше шума, чем такси, так как помимо водителя в ней еще работает контролер-зазывала. На остановке он выходит на тротуар и громко называет направление движения микроавтобуса. Когда хотя бы несколько мест в машине занято, он собирает деньги. Как правило, в одной точке собирается сразу несколько маршруток. Все зазывалы стараются перекричать друг друга. Во время движения дверь данного транспорта открыта - зазывала высовывается из нее, и продолжает орать даже на полном ходу. Таким образом он пытается по дороге подобрать новых пассажиров. Если микроавтобус попал в пробку, то его тут же атакуют уличные торговцы, предлагая всем жвачки и конфеты. Эти люди постоянно толпятся на середине проезжей части. Они носят весь свой товар на лотке, привязанном к шее.

От Лимы я решил добраться на автобусе до Уанкайо, чтобы оттуда продолжить путешествие автостопом. Продолжение -->

Комментариев нет:

Отправить комментарий