четверг, 27 августа 2015 г.

Путешествие по Южной Америке(часть 6.) - Перу: От Уанкайо до Аякучо.

Жители Уанкайо на велосипедах

Во время всех путешествий я, как правило, веду дневник. И в Южной Америке я тоже исправно вносил записи в особую тетрадку. Правда, продолжалось это только до Лимы. Затем самодисциплина была нарушена. Все географические названия перемешались у меня в памяти, и теперь трудно восстановить детали маршрута от Уанкайо до Абанкая. Что-то запомнилось хорошо, а что-то - нет, поэтому я буду специально подчеркивать, когда отдельные пункты на моем пути могут быть указаны неточно. Все то же самое следует сказать и об описании путешествия по Аргентине, которое появится вслед за Перу, но с Аргентиной дело обстоит гораздо лучше. В подписях к фотографиям в тех случаях, когда я не уверен в названии поселения, то его не указываю. Несмотря на трудности, в целом маршрут восстановить удалось. Что же касается событий, разговоров, впечатлений, то все это даже по прошествии шести лет, думаю, получится передать вообще без проблем. Самым главным напоминанием для меня служат фотографии.


Поле и горы в Перу


Дома у трассы в Перу

Ночной автобус увез меня из Лимы. В утреннем Уанкайо было холодно.  Впрочем, солнце уже поднималось из-за гор, и начинало проникать во все закоулки. Мне следовало найти выезд из города и удобную позицию для автостопа. Я спрашивал прохожих, но они не понимали, что именно я ищу. Одна женщина посоветовала сесть на какой-то городской автобус, но он повез совсем в другом направлении. В дальнейшем я уже почти перестал обращаться к прохожим с вопросами, и искал дорогу самостоятельно.

Неожиданно меня постигла небольшая неприятность - лямка рюкзака оторвалась. Еще бы! Столько приключений пережил этот 140-литровый великан! За пару лет он уже успел побывать в Якутии, Туве, Ненецком АО и в других местах. Я никогда не щадил его и грузил по полной: топор, котелок, палатка, спальник, газовая горелка, одежда и т.д. Особенно доставалось ему зимой, когда вещей бралось на порядок больше. Например, два спальника. И вот, достигнув Уанкайо, рюкзак не выдержал - швы с треском лопнули! Какое-то время я тащил его на одной единственной лямке, но двадцать семь килограмм нести долго таким образом очень сложно. Было решено немедленно произвести ремонт. Для этого у меня имелось все необходимое: катушка ниток, иголка. Нитки - самые простые, такие без труда можно разорвать руками. Тем не менее, я руководствовался специальной методикой, и пришил ими лямку намертво - она больше ни разу не рвалась. Техникой зашивания я овладел во время службы в ВМФ. На корабле много раз приходилось закреплять на одежде погоны и порядковый номер. Скажу по секрету: это почти все, чему я научился в армии. Еще, разве что, можно добавить навык владения боевым веником, который на флоте называют "галяком".

Для подшивки лямки я разместился на тротуаре у стены. На другой стороне улицы находилась перуанская военная часть. В двух метрах от меня располагалась мастерская. Из нее вышел рабочий и позвал внутрь: "Заходи и садись на стул! Тут тебе будет удобнее!" Когда я завершил свой ремонт, то рабочий принес чай и хлеб с маслом, и эта пища стала моим завтраком! Такие вот, будто случайные, эпизоды в путешествии, существенно поднимают настроение и дают мотивацию продолжать его несмотря на все трудности. В них отчетливо проявляется тот факт, что очень многие люди на земле добры, гостеприимны и рады тебе.

Извилистая горная дорога в Перу

Грузовик с ананасами

Я остановился на окраине Уанкайо. После двадцати минут ожидания удалось уехать на грузовике с ананасами. Уже в самом начале разговора с водителем и его напарником я почуял что-то неладное. В их голосе слышались  такие же иронические интонации, как и в машине тех людей, с которыми я ехал от границы с Эквадором до поворота на Пуэрто Писарро. Впрочем, вскоре они замолчали, а я почти уснул, но просыпался каждый раз, когда грузовик подпрыгивал. Дорога была без асфальта. Ширина ее отличалась на разных участках. В самых опасных местах, у обрывов, она становилась очень узкой, такой, что двум машинам не разъехаться. Внизу протекала горная река.

"Какую музыку ты слушаешь?"("Que musica te gusta?") - спросили водители.

Вспомнилось Радио Уно, которое Ширли включала в Лиме каждый день. Мне уже успел понравиться стиль этой станции.

"Сальса." - ответил я.

"Сальса! Сальса! Эх, гринго!" - расстроились перуанцы, и включили магнитофон в машине.

Из него полились мелодии какого-то местного струнного инструмента и голос певца. Я предположил, что это искусство возникло на стыке двух культур, колониальной испанской и индейской. Все песни были похожи друг на друга. Ближе к вечеру мы остановились у дома возле трассы. Хозяйка, старик и дети встречали нас. У них стоял телевизор и воспроизводил два бесконечно повторявшихся друг за другом клипа с такой же музыкой, как и в машине. Теперь я получил возможность созерцать самих исполнителей. В начале песни в подписи указывались их имена. Мужика звали Салазар, а женщину - Андина. Салазар пел в горах. Что означали слова в песне, я не понял, но судя по видео, ее содержание заключалось в следующем: "Посмотрите как красиво! Гора! Река! Автобус!" Сюжеты творчества Андины и Салазара примерно похожи.

Оказалось, что это не просто дом, а еще и придорожное кафе. Я понял это не сразу. Когда меня усадили за стол и стали кормить дичью, то я подумал, что это просто угощение. Однако, когда я закончил есть и сказал "спасибо"("gracias"), хозяйка недовольно посмотрела на меня.

"Хороша еда?!"("Buena comida?!") - возмутилась она.

"Да!"

"Так заплати за нее!"

Водители, подвозившие меня, засмеялись недобрым смехом. Похожий смех я до этого слышал от них и в другом месте, где мы пили чай. Тогда я спросил в кафе у работника, есть ли у него масло("mantequilla") к хлебу.

"Масло! Масло! Эх, гринго!" - дразнили водители.

Тогда я не обратил внимание на их странную реакцию, и теперь тоже не придал этому особого значения. Истинный смысл подобного поведения вдруг стал очевиден, когда мы подъезжали к Уанкавелике - конечной точке в маршруте грузовика с ананасами. Происходило это поздней ночью. Поскольку в городе мне делать в темное время суток нечего, я попросил высадить прямо в горах на трассе. Когда я вышел, водитель и его напарник завопили:

"Эй, заплати!!!"

"Еще чего! Я путешествую бесплатно!" - негодовал я, и на это у меня имелось основание - при встрече мне просто сказали "садись" и не было ни слова про деньги, а иначе я бы с ними не поехал.

"Бесплатно??? С чего ты решил, что в Перу кто-либо повезет тебя бесплатно?"

"В Венесуэле - бесплатно, В Колумбии - бесплатно, и в Перу - бесплатно! Отчего нет? Это автостоп!"

"Эх, гринго!" - махнули рукой водитель и его напарник, а затем завели грузовик и скрылись в ночи.

Это был первый случай за все мои путешествия, когда шофер заговорил о плате только в конце пути. Обычно речь заходит в самом начале общения, и я сразу отказываюсь ехать. После данного инцидента я сам стал спрашивать всех водителей Южной Америки, на бесплатной основе они собираются меня подвозить или нет, чтобы сразу дать им понять мою сущность и устранить все противоречия. На примере грузовика с ананасами и любого другого транспорта, водители которого стремятся заработать, понятно следующее: к путешественнику они относятся с неприязнью; видят в нем просто мешок денег, а только потом человека, и в человеке - идиота. Более того, они считают себя благодетелями, поскольку и не подозревают о существовании автостопа. "Кто еще возьмет его на дороге, если не мы? У него нет других шансов! Так что пускай богатенький гринго платит нам деньги!" - примерно таков ход мысли любого подобного шофера.

К счастью, такие водители - редкость! Из тех водителей, что останавливаются, гораздо больше именно желающих помочь, а не заработать! Да, они тоже, порой, мало осведомлены об автостопе, и задают одни и те же вопросы: "где ночуешь?", "чем питаешься?" и т. д. Есть путешественники, которым все это надоело. Я же считаю своим долгом отвечать водителям и говорить каждый день об одном и том же множество раз: "ночую в палатке", "готовлю пищу на костре". При этом я нисколько не раздражаюсь. Это миссия путешественника - рассказывать. Если уж выбрал подобный путь, то отнесись ко всему со смирением. Пускай водителю будет интересно тебя слушать, пускай он перестанет спать за рулем! Ты поможешь ему добраться до конечного пункта живым и довести груз в сохранности! Ты поведаешь о своем увлекательном стиле жизни. Ты поможешь ему сменить шину, если это потребуется. Выслушаешь, если он захочет высказаться. Он подвезет тебя - сделает доброе дело! У тебя тоже есть возможности привнести добро в этот мир!

Перуанцы у порога дома

Дорога и дрова

Уанкавелика - это одно из тех мест, о которых я предупреждал в начале статье. В данной местности великое множество дорог, и я не уверен, что проезжал именно через этот город. Фотографии в центральной части я не делал, а по снимкам окраин трудно вспомнить его название. Впрочем, чрезвычайно извилистая линия трассы на карте перед въездом в Уанкавелику очень похожа на тот самый участок, где меня высадили ночью. Утром я автостопом добрался до этого города, а затем прошел его пешком.
Город в Перу

Кола Реаль - Счастливого путешествия

На выезде из Уанкавелики большого потока машин не наблюдалось, и я простоял часа два. Здесь мне довелось пообщаться с двумя местными жителями. Первый перуанец никак не мог понять, где находится Россия и что это вообще за страна. Второй снял свою кепку с рисунком истребителя на ней и показал соотечественнику:

"Видишь этот самолет? Его страна их производит и поставляет в Перу!"

"О!" - раскрыл тот рот от удивления.


Попутка появилась через час. В кузове под покрытием большого тента уже находилось множество людей и груза. Поздоровавшись со всеми, я уселся на рюкзак. Перуанские мужики жевали листья коки. По словам аборигенов, она помогает адаптироваться к большой высоте в горах и заглушить чувство голода. Мне тоже предложили, но я наотрез отказался, как и всегда в случаях, когда речь идет о каких-либо стимулирующих веществах. По дороге водитель подобрал еще одного попутчика - крестьянина. Он сразу озвучил ему цену за проезд, и тот оплатил. Тут меня осенило, что я забыл спросить насчет бесплатности проезда.

"А это вообще бесплатно - ехать с вами?" - поинтересовался я.

"Для тебя да!" - улыбнулся шофер.

Я вышел на развилке дорог. Мои спутники указали направление на Аякучо. Вскоре мимо промчался грузовик, который я успел сфотографировать. Мне повезло - в него меня не взяли. Через полчаса, проезжая на другом грузовике, я увидел его перевернутым набок. Продукты высыпались на обочину. К счастью, водитель с пассажирами остались живы.

Обгоревшая трава и дом на холме

Степь в горах Перу

Грузовик на горной дороге в Перу

Степи в горах

Горные вершины

В очередной машине перуанцы поразили меня своими странностями. Возможно, я неверно перевел то, что они говорили, однако, как показалось, это было предложение обменяться обувью. Оно исходило только от водителя. С ним в кабине также присутствовала его подруга. Если я понял правильно, то тогда это можно охарактеризовать либо как некую индейскую традицию(по облику - они точно индейцы), либо как психическое отклонение. Последняя версия представляется наименее вероятной, поскольку всю дорогу эти люди вели себя адекватно.

Грузовик карабкался все выше и выше. Временами мы проезжали небольшие водопады, которые сползали прямо со скалы на дорогу. Постепенно подняться удалось так высоко, что большая часть гор, казалось, осталась ниже нас. Затем начался спуск, продолжавшийся до темноты. Один раз была сделана остановка в придорожном кафе. Я выпил кружку кипятка - это был мой ужин. Еще в грузовике угостили каким-то диковинным плодом: выглядит как гигантский стручок гороха, но внутри не горох, а какие-то пушистые плоды белого цвета и очень сладкие на вкус!

Поздней ночью мы прибыли в населенный пункт, название которого я, к сожалению, не помню. Перуанцы хотели высадить меня у гостиницы, и очень удивились, когда я выразил желание поставить палатку где-нибудь в лесу или на склоне горы. Они остановились в подходящем месте, и уехали. Здесь действительно было хорошо - никаких сельских оград, а значит можно лечь спать без боязни, что ночью придет хозяин территории. Однако, когда я уже задремал, случилось именно это! Незнакомцы остановились в метрах пятнадцати от палатки, за бугром, и стали всю ночь напролет бормотать по-испански. Мне мало что удалось понять, тем не менее казалось совершенно очевидным - люди обращались именно ко мне, и смысл речи означал - "уходи!" Никакой агрессии в голосе аборигенов я не услышал, и слишком близко к палатке они так и не подошли. Сон был продолжен, но каждые несколько минут меня снова будили c просьбой уйти отсюда. Хотелось что-нибудь ответить, но я устал и был не в силах. Это довольно забавный случай. Вряд ли в такой ситуации все поступят легкомысленно, как я, и просто продолжат спать. Также не всякий местный житель, недовольный появлением путешественника, станет вести себя столь спокойно. С другой стороны: а кто они и какой смысл мешать мне спать всю ночь периодическими окликами "эй, уходи!"? Особенно удивительно их упорство, с каким они делали это так долго. Может это пастухи, которым больше нечем заняться в темное время суток? Утром во время сбора палатки я, наконец, увидел незнакомцев. Они сказали, что "жить здесь нельзя", так как это земля принадлежит им(понял именно так, но я не эксперт в испанском).

"Но я здесь всего лишь на одну ночь остановился, и уже ухожу!"

"А!!! На одну ночь можно!" - услышал я в ответ, и после этого деревенские чудаки скрылись в кустах. Похоже, они и вправду было подумали, что я собрался пробыть больше одной ночевки на окраине перуанской деревни рядом с какими-то руинами. Нет, путь лежал дальше.

Я пошел пешком по грунтовой дороге, и фотографировал очень живописную сельскую местность. Вначале мне встречались отдельные строения с черепичными крышами и поля, а потом уже целые улицы с домами. В одном из них я нашел лавку, в которой купил сыр("queso" по-испански) местного производства.

Палатка у развалин в Перу

Дорога через перуанскую деревню

Дом с черепичной крышей в перуанской деревне

Огород в перуанской деревне

Каменная постройка с соломенной крышей

Черепичные крыши домов деревни в Перу

Небольшой город в Перу

Крутой подъем на улице деревни в Перу

О правах женщин в Перу

Глинобитные дома в Перу

Знаменательным событием этого дня стала неожиданная встреча с Димой из Москвы, с которым мы разошлись примерно месяц назад, в Колумбии. Произошла она вот так: я поднимался по дороге в гору, но вскоре удалось остановить машину. Водитель оказался чрезвычайно добрым и подбирал всех подряд, пока у него не закончилось место в салоне. Первым был я, потом отец-перуанец с ребенком, и затем - Дима. Он стоял на обочине, ничего не подозревал и очень обрадовался:

"О! Мне уже рассказывали о тебе другие водители!" - сказал он.

Я тоже был рад. Увидеть соотечественника, тем более знакомого, где-то в горах Перу - целое событие! После этого случая все разногласия отошли на второй план, и мы решили продолжить путешествие совместно.

Водитель, набравший целую машину народа, чтобы подвезти всех бесплатно, вызывал восхищение! Он решил поговорить о политике, и, надо сказать, имел для этого весьма благодарных слушателей и заинтересованных собеседников!

"Вот скажите, как у вас там в России живется после исчезновения коммунизма?!"

Я вспомнил Колымскую трассу, красный флаг с серпом и молотом над одним из домов в 2008 году, а также бесчисленные сожаления якутских и магаданских водителей о развале СССР. Поселки Колымы обезлюдели. Технику из них вывозят на металлолом.

"Sin comunismo no es bueno en Rusia!"("Нехорошо в России без коммунизма.") - ответил я, хоть и не являюсь коммунистом.

"Escucha, escucha!"("Слушайте! Слушайте") - обратился водитель к другим перуанцам в машине, многозначительно подняв палец вверх. На какое-то мгновение установилась тишина. Только мелкие камни иногда вылетали из под колес и ударялись об корпус автомобиля. Без приключений мы добрались до Аякучо. Продолжение -->




Комментариев нет:

Отправить комментарий