суббота, 10 июня 2017 г.

Тара - страна медведей и туманов(Часть 1.)

Стог сена и пейзаж в Сербии

В начале осени 2016 мы сели на электричку и отправились в одно из моих тайных мест на окраине Ленинградской области. Мне нужно было проверить свою попутчицу, с которой мы еще никуда совместно не ездили, на предмет выживания в диких природных условиях. С поставленными задачами, пением песен у костра и собиранием остатков летней черники, она прекрасно справилась. Теперь можно было ехать вдаль. Будем называть ее просто N, так как девушка пожелала остаться неизвестной в этой истории...

16-17 октября 2016.

В ночь с 16 на 17 октября я и моя попутчица отправились на поезде от Московского вокзала в Москву. Перед сном съели несколько бананов и шоколадку, запивая их минеральной водой. Москва встречала холодным ветром. До темноты гуляли по центру города. В книжном магазине купил карту Сербии и Черногории. У меня уже сложилась своего рода традиция — заходить в этот магазин и покупать карту страны перед путешествием в нее. Конечно, так происходит лишь в том случае, если такой карты у меня еще нет и вылет - из Москвы. На Красной площади сделал отжимания, записывая это на видео, а потом мы на метро поехали к станции Речной Вокзал, где пересели на автобус до Шереметьево. Наш самолет — рано утром, поэтому ночь решено провести в аэропорту. Оказавшись в нем, первым делом начал подшивать лямку у рюкзака моей спутницы. Она заимствовала его у своей подруги. Рюкзак оказался не совсем надежным — лямка оторвалась уже по дороге в аэропорт, а ведь предстояло с ним бродить еще две недели!

Путешественница пыталась отобрать у меня нитки с иголкой, дабы сделать ремонт самой, но отговорил ее, убедив, что являюсь мастером зашивания. И это действительно так — когда-то давно в армии использовать автомат так и не научился(держал в руках всего один-два раза), а вот иголкой овладел в совершенстве. Лучше подшить лямку рюкзака сейчас в аэропорту навечно, чем где-нибудь в горах, в тумане заниматься этим снова и снова. Итак, я ремонтировал рюкзак N, а она тоже времени зря не теряла — читала сообщения в телефоне. И вдруг из-за спины появилась уборщица и стала нас выгонять! Внешность у нее была среднеазиатская. Вначале я подумал, что здесь будет проходить приборка и нас попросили пересесть на другую скамейку. Но оказалось, что эта дама выдворяет нас из здания аэропорта!

«Не делайте вид, что ничего не произошло! Я все видела! Уходите отсюда!» - кричала уборщица с акцентом.

«И что же вы видели?» - спросил я.

«Хватит притворяться! Все записано на камеру!»

«Записали, как иголкой подшиваю рюкзак?»

Постепенно уборщица успокоилась и рассказала, как в этой же части аэропорта несколько дней назад какие-то «наркоманы сняли с себя всю одежду». Мы поблагодарили ее за интересную историю, но не поняли, каким образом женщина на основе нее решила выгнать нас.

18 октября 2016.

В 4 утра самолет набрал высоту и полетел в Белград. Всего два часа — и вот мы там. Как же давно я не бывал в Европе! Единственная поездка прежде — в Польшу, когда мне исполнилось 6 лет. В то время, конечно, ездил туда в сопровождении старших. О Сербии я был наслышан как о совершенно особой европейской стране, эдаком антиподе Польши в смысле поддержки России. В Сербии очень рады русским — все, что я знал. Об этом мне рассказывали сами сербы и те, кто туда ездил. В странах, где прежде приходилось бывать, к русским относятся весьма дружелюбно, но только Сербия имеет славу страны, наиболее приветливой к нам. В итоге путешествия по Сербии я осознал, что это чистая правда. Из других стран, где русским рады, можно вспомнить также Монголию, где одна из самых популярных песен у народа - «Катюша» на русском языке. Монголия весьма удалена от центральной России, поэтому ее приветливость не столь очевидна для большинства населения нашей страны.

Еще до того, как приобрести бумажную карту в Москве, изучил географию Сербии по картам в интернете. Две недели — не такой уж большой срок для поездки, но и размеры страны невелики. В Сербии и соседней Черногории мое внимание привлекли многочисленные национальные парки. Каких-либо подробных планов и описаний для походов по ним я не нашел. Имея карту автодорог и эти отрывочные сведения о природных достопримечательностях, решил положиться на интуицию, выработанный навык поиска приключений и удачу. Наиболее ценным замечанием в найденных описаниях региона являлось для меня то, что самыми гористыми, лесистыми и наименее людными являются юго-западная окраина Сербии и северная часть Черногории. После прилета в Белград решено перемещаться автостопом на юг, посещать некоторые природные парки и изучать их методом импровизации, попутно исследуя жизнь местных жителей и общаясь с ними. В общем, никаких новых способов для путешествия в Сербии я не открыл для себя — все проходило так же, как в Южной Америке и России. В Белграде на ночлег остановились у знакомой.

19 октября 2016.

Утром покинули вписку. На 95 автобусе через мост добрались до центра. Перед тем, как отправиться в путь, требовалось совершить некоторые покупки. Мне — газовый баллон для горелки, моей попутчице — сербскую сим-карту для продолжения общения по телефону. Я никак не мог понять, почему нельзя ограничиться лишь редкими звонками на Родину с различных почтовых станций, встречающихся по пути, а требуется еще интернет для бесконечной болтовни в сообщениях. Ведь это же путешествие! Но N не хотела меня слушать. Несколько часов мы бродили по городу, часто отдыхая в сербских булочных, называемых «пекара» и встречающихся на каждом углу. Я часто спрашивал прохожих, не знают ли они какой-либо магазин спортинвентаря поблизости. На большом рынке удалось найти газ, но стандарт газового баллона в Сербии не подходит для моей горелки. Там же, на рынке, для сербского баллона продавалась тяжеловесная горелка, но дополнительный груз и лишние траты были совсем ни к чему. Рядом с рынком нашелся ларек с газетами и сим-картами. N купила сим-карту, настроила интернет и нашла мне магазин с необходимыми баллонами за 5 минут. Мы пришли по адресу, и в магазине действительно продавали именно такой газ, как нужно — для горелок Kovea. Находится магазин на улице Урзун-Миркова 10 и заслуживает упоминания. Продавец объяснил, как выехать из города в ту сторону, куда мы хотели. Для этого нам требовалось сесть на автобус 511 напротив вокзала.

Общение с жителями Белграда не представляет никаких проблем — сербский язык совершенно непонятен, но английский знают хорошо очень многие. Правда, во время поиска остановки 511 автобуса нас ожидал не языковой барьер, а то, что все прохожие подряд почему-то отказывались говорить с нами, точнее — со мной, так как подходил ко всем я. В это время N смущенно молчала. Поскольку меня все боялись, то предложил ей поговорить с людьми, а заодно побороть свою застенчивость. Та наотрез отказалась. Навстречу шел чернокожий человек. Заговорил с ним по-английски, но тот ответил по-испански, что ничего не понимает. «Слава Богу! Хорошо хоть испанский, а не французский или суахили.» - подумал я, и спросил его по-испански о дороге к вокзалу. Парень оказался знаком с этим местом, поскольку его отель находился именно там. Он проводил нас прямо к вокзалу и остановке автобуса 511. По дороге мы чуть-чуть пообщались, он поведал о том, что приехал с Кубы. По его словам, людей оттуда кубинское правительство только совсем недавно стало выпускать заграницу. В Москве негр тоже успел побывать. Отчасти эта встреча позже повлияла на мой интерес к Кубе и на решение о путешествии в эту страну. Поездив на «острове свободы» целый месяц и узнав о ее народе гораздо больше, я теперь понимаю, что этот случайно встреченный в Белграде кубинец — весьма богатый малый по меркам своей родины, где средняя зарплата в месяц — 30 долларов. При самых скромных тратах только один день в Белграде мог обходиться ему в 20 долларов ежедневно, не говоря уже о всех перелетах, посещении Москвы и других городов(он ездил по всей Европе). Да и загранпаспорт далеко не все кубинцы даже в нашу эпоху могут легко получить. Возможно, он из какой-нибудь партийной семьи. Впрочем, все это мне пришло в голову уже после путешествия на Кубу и является догадками. Кто бы он ни был - простой рабочий кубинец, новый кубинский буржуа или родственник партийного чиновника — этот парень ради нас вернулся на пару километров назад, показав таким образом дорогу, хотя все белградцы в тот момент отворачивались и отказывались общаться.

Путешествие решили начать с поездки автостопом к национальному парку Тара. Автобус 511 вывез на трассу в направлении города Обреновац. Мы вышли на остановке(не помню название) перед тем, как автобус снова поворачивает куда-то в город(кажется, это был поворот в сторону района Железник). У этого поворота стали ловить попутку. Остановили водителя по имени Пётр. С ним проехали Обреновац и добрались до города Уб. Для путешественницы N это был первый в ее жизни автостоп! Поздравил девушку и мы пошли дальше, на выезд из Уба. Тем не менее, я уже поглядывал по сторонам в поисках подходящего места для установки палатки и ночлега. Еще довольно светло, но скоро стемнеет. Уб — не такой уж большой населенный пункт, и поэтому чистую поляну с травой и деревьями удалось найти довольно быстро. На нее выходили окна частных домов — наше появление сразу стало известным аборигенам. Подозреваю, именно они вызвали полицию, которая впоследствии приехала к нашей палатке в 5 утра поинтересоваться, кто мы такие. Поначалу N отказывалась ночевать здесь, утверждая, что еще светло и призывая продолжить путешествие. На часах было 17.40. Я попросил N успокоиться, так как лишь только она это сделает — сразу наступит ночь. И правда — девушке стоило побыть тихоней всего пару минут, и вслед за этим тут же сгустились сумерки. В моей одноместной палатке мы поместились вдвоем. Впрочем, иначе и быть не могло — вместимость проверена еще в экспериментальном походе перед путешествием. Эта палатка — однослойная, поэтому стенки внутри быстро покрываются росой. Спальники слегка отсырели к утру, но незначительно — впереди ожидали ночи с куда большей сыростью! Путешественница N, это нежное создание, ночевала в палатке до этого всего два раза в жизни(из них — один раз в моей, во время похода в Ленинградской области). В общем, она, вероятно, забыла или не знала, что в нормальной палатке всегда должно быть сухо, и поэтому совсем не возмущалась тем, что приходилось пережить в моей. Ложась спать, она всегда с любовью смотрела на палатку, с энтузиазмом залезала в спальник, а утром никогда не хотела покидать его, и разбудить путешественницу всегда стоило больших трудов.

Поле в Сербии осенью

Река в городе Вальево

Город Вальево осенью

Дом и поле в Сербии

Осень и водохранилище в Сербии

Три стога сена в поле в Сербии

Осенний сербский пейзаж

Путешественник в Сербии осенью

Осенний лес и горы в Сербии

Осенний лес и горы в Сербии

20 октября 2016.

На рассвете собрали палатку и вернулись на трассу. Первая попутная машина за сегодня оказалась грузовиком с водителем-китайцем. Он приехал в Сербию работать шофером, но не знал никакого языка, кроме китайского. Мы кое-как объяснили, что прилетели из России. Китаец о чем-то оживленно рассказывал и много смеялся. Мы могли лишь улыбаться в ответ. Провез он нас примерно десять километров, а затем повернул на строительную площадку в поле. Ждать новую попутку пришлось совсем немного, и скоро нас забрал старик по имени Боря и довез до Валево. Купили хлеба и посмотрели на этот небольшой город. После Валево направились в сторону Байна-Башты по дороге номер 170. Вначале нас довезли до магазина в деревне Седлари. Затем уехали дальше с водителем Георгием, который очень хорошо разговаривает по-русски. Пейзажи вокруг преобразились — появились горы. Проезжали мимо большой насыпной плотины и водохранилища. Вышли у поворота в горах. Георгий повернул. В данной местности от основной трассы отходит большое число дорог. Они зачастую тоже покрыты асфальтом, но машин на них почти нет — может проехать всего 1-2 за полчаса. Вскоре местный парень подбросил нас до некой деревни. Там мы прошлись по одной из таких дорог, на обочине которой росла ежевика. Я с радостью принялся фотографировать стога с сеном и окрестный ландшафт. Погуляли, вернулись на трассу. Без труда поймали попутку. Снова вышли в каком-то месте посреди лесов и гор. До самого горизонта с вершинами растянулись пространства рыжих осенних деревьев. Следующим остановился старик-босниец, ехавший в Боснию. Он говорил по-английски почти как британец и это неудивительно — когда-то этот человек учился в Англии. В машине он слушал Франка Синатру и сказал, что это его любимый певец. Дорога, по которой мы теперь ехали, находилась в ремонте. До Байна-Башты оставалось совсем немного. Трасса проходит по долине реки Дрина. Ее берега поделены между двумя странами. Из Сербии мы могли видеть Боснию с ее мечетями. Старик-водитель пригласил к себе в гости в Боснию, чтобы мы помогли ему собрать урожай гранатов. Также он сказал, что его дом представляет из себя большой замок. Я поблагодарил гостеприимного боснийца, но отказал, так как нам уже не терпелось попасть в национальный парк Тара. В Байна-Баште купили хлеб, воду и шоколад, а затем прошли не очень близкий путь к выезду из города(идти минут 30). Начинало темнеть, но уехать удалось. Одна женщина подвезла нас до небольшого населенного пункта Калудежске Баре, одной из туристических деревень национального парка Тара. Нашли очень живописное место на тропе между линией лесопосадки и полем. Поставили палатку и легли спать.

21 октября 2016.

Утром шел сильный дождь, поэтому решили переждать в палатке. Только после 11 покинули место ночлега. Пытались найти магазин. За нами увязались три собаки — две маленькие и одна гигантская. Одна маленькая еще с вечера ходила вокруг палатки, а ночевала где-то поблизости. Она-то и привела остальных! Большая вела себя очень нагло — один раз даже схватила путешественницу N за рукавицу и прыгнула на нее лапами, когда та вдруг по глупости попыталась с ней поиграть. Когда прикрывал девушку, то собака пару раз выражала недовольство, издавая рычание. На всякий случай взял камень. Магазин так и не нашли. Решили вернуться к месту ночлега и пойти пешком по шоссе в поле. По пути видели, как гигантская собака преследовала других парня и девушку, прыгала на них лапами. Это животное в Калудежске Баре, видимо, считает себя королем, так как размеры позволяют. Однако его «королевство» ограничивается пределами этой деревни, ибо в лесах национального парка Тара живет настоящий царь природы — медведь. О его присутствии постоянно напоминает изображение этого зверя на указателях с подписью: «Brown bear country. Do not leave the path! Possibility of encounter with a bear and wild animals. Hike at your own risk!» Подобные указатели с обозначением направления в сторону различных объектов часто встречаются на тропах. Идти правильно помогают не только они, но и многочисленные красные метки на деревьях и камнях. Пройдя пару километров по шоссе в густом тумане, мы повернули в сторону, где находился первый православный монастырь на нашем пути(на указателе — Монастырь Сербских Святителей, но написано по-сербски). Перед ним встретили несколько домов и туманное поле, через которое пастух вел овец. Ворота монастыря открыты. Он располагается в прекрасном саду. Прямо в нем — стол, на котором лежат красные яблоки. Навстречу вышел продавец церковной лавки. Спросил у него по-русски, возможно ли бесплатно набрать воды, и тот показал раковину. Что интересно, вода из крана течет сама по себе, если поднести руки. Понятное дело, в городах такое уже везде есть, но наличие подобной технологии в саду монастыря меня поразило. Пока в бутылку наливалась вода, появился старец Макарий с длинной бородой. Глаза у него очень добрые. На русском языке общается лишь чуть-чуть, но удалось понять кое-что из рассказанного им: старец с 50 паломникам ездил в Россию, посещал Валаам.

В монастырской лавке купил карту национального парка Тара. На ней указаны основные тропы. Судя по карте и указателям в лесу, в двух часах ходьбы отсюда есть еще одна обитель монахов — монастырь Рача. Направились именно туда. Путь проходил по лесным дорогам и тропам. Путешествовать по ним очень интересно. Время от времени попадаются обзорные площадки. В их сторону всегда указывает специальный знак и ведет тропа, отдельная от основной. Таких обзорных площадок в национальном парке много, и все тропы, ведущие к ним, тупиковые. Следовательно, изучив их, приходится обратно возвращаться той же дорогой на основную тропу. Путь к обзорной площадке может занимать от пяти до сорока минут в одну сторону. Как правило, обзорная площадка находится на краю отвесного обрыва. В иное время года или в другую погоду взору путника с высоты открывается лесной простор, но в дни нашего похода все, что мы могли видеть — это стена тумана. Если бы не звуки какой-нибудь шумной реки, доносящиеся снизу, то можно было бы подумать, что земля на этих площадках заканчивается, а дальше начинается какой-то бездонный космос, состоящий из молока. Через час пути мы снова пришли к первому монастырю, где я набирал воду, то есть двигались по кругу все это время. Это казалось удивительным, поскольку меток и указателей в лесу много и мы внимательно следили за ними вдвоем. Значит, где-то допустили ошибку. Еще раз прошли по дороге от монастыря Сербских Святителей до развилки. Одна стрелка указывала на Borovo brdo(30 минут), стрелка посередине — направление на Калудежске Баре и третья — к монастырю Рача(2 ч 25 мин), куда мы и отправились во второй раз. В какой-то момент с лесной дороги необходимо, следуя указателю, свернуть на тропу. Ее пересекает ручей — но его НЕ надо переходить по кратчайшему пути. Перед самой переправой - повернуть направо, на другую тропу, и перейти ручей чуть позже. В первый раз мы ошиблись именно здесь.

Ель в туманном поле

Пастух и овцы в тумане

Лучи солнца пробиваются сквозь туман

Туман в осеннем лесу в Сербии

Указатель развилки тропы

Указатель тропы в лесу

Саламандра в лесу

Осенний лес в тумане

Проселочная дорога в Сербии

Старая крыша с черепицей в сербской деревне

Деревня в Сербии

Деревня в Сербии осенью

Проселочная дорога и забор

Заброшенный дом в Сербии

Деревенский дом и осеннее дерево

В дальнейшем начался довольно крутой скалистый спуск, не очень опасный, но весьма долгий. Кругом — лесные дебри и туман. По словам водителя Петра, подвозившего нас от Белграда, «медведей в Таре — около 60 особей». Сейчас нам казалось, что мы идем как раз там, где живет большая часть их населения. Здесь я почувствовал — путешествие становится особенно интересным. Мы ушли далеко от дорог и автомобилей. Дождливый осенний лес, туман, ожидание медведя за каждым поворотом тропинки. Сладкая тревога наполняла сердце. Вот оно — настоящее приключение! Спуск привел в безмолвную деревню с небольшим количеством домов, многие из которых — нежилые. Метки маршрута здесь продолжают встречаться — уже не только на деревьях, но и на заборах. Мою попутчицу почему-то напугала лошадь, стоявшая в чей-то конюшне.

«Мне всегда кажется, что в таких деревнях живут сумасшедшие! И эта лошадь — она какая-то странная! Давай поскорее уйдем отсюда!» - сказала девушка.

На склонах противоположных гор разбросано множество подобных поселений. Все они соединены грунтовыми дорогами, которые вьются серпантинами от основания к вершинам. Высота гор в национальном парке Тара — от 800 до 1500 м. Пешеходные маршруты, обозначенные метками, пересекают эти дороги насквозь, чтобы сократить путь, а также сделать его интереснее — путешественникам вовсе незачем заходить во все деревни подряд или долго идти там, где может проехать машина. Тем не менее, иногда по дороге приходится пройти немного, чтобы найти продолжение тропы. В такие моменты стоит внимательнее следить за метками, иначе можно сбиться с маршрута и придется идти только по дороге — не заблудишься, но такой путь и длиннее, и не так интересен. Через некоторое время после ухода из деревни мы как раз упустили одну такую метку и дошли по дороге до самого монастыря Рача. Начинало смеркаться. Немного вернулись обратно и поставили палатку на поляне возле леса. Сварили на газу чечевицу, вскипятили чай, поели и легли спать. Таким образом, путь от монастыря Сербских Святителей(недалеко от Калудежске Баре) до монастыря Рача занял совсем не 2,5 часа, как было написано на указателе. Причины: вначале мы вообще заблудились и через час пришли к точке старта, а когда нашли верную тропу, то шли по ней медленно, наслаждаясь видами и много фотографируя несмотря на дождь. Путешественница N также по пути собирала гербарий из различных растений, складывая их между страницами книги. Что из этого получилось — см. фотографию всего гербария в рассказе о национальном парке Дурмитор. Сразу после ужина, когда мы забрались в палатку, дождь возобновился и продолжался всю ночь. Продолжение >>

Комментариев нет:

Отправить комментарий