вторник, 7 марта 2017 г.

Записки о Латинской Америке(часть 30.) - Деревня Сантьяго-де-Окола.

Цветы в деревне

7 марта 2016.

Шестого марта ничего интересного не происходило. А вот сегодня, седьмого числа, наконец, покинул Ла-Пас. Автобусы до Копакабаны и других поселений на озере Титикака отходят от остановки, называемой Cementerio(кладбище). В городе кладбищ больше одного, поэтому, если спрашивать местных, то надо объяснять, что речь идет о кладбище рядом с остановкой автобусов. Вообще, следует иметь в виду: жители Ла-Паса не всегда знают, как доехать в ту или иную часть своего собственного города. На одной из автобусных остановок расспрашивал их о способах попадания к Cementerio. Каждый предложил свою стратегию, следуя которой пришлось бы сменить несколько маршруток. Мне не понравились эти микроавтобусы — в них недостаточно просторно. Вопреки советам, я сел чуть ли не в первый попавшийся старый автобус(больших размеров), и, оказалось, он идет именно туда, куда надо. Добрался без пересадок. Моя новая цель — Сантьяго-де-Окола(Santiago de Okola), небольшая деревня, которую я не нашел на своей карте или на картах в интернете, но имелась схема, нарисованная девушкой в кафе. Деревню она обозначила сердечком. Ей когда-то пришлось побывать там вместе с польским фотографом.

Вначале следовало сесть на автобус Ла-Пас — Копакабана и,  доехав до поселения Huarina, выйти на развилке дорог, затем пересесть на какой-нибудь транспорт в сторону Carabuco. Автобус для перемещения по окрестностям Титикаки выбрал не случайно. Дороги там не соединяют каких-либо больших населенных пунктов. Несмотря на близость к Ла-Пасу, грузовых и легковых машин немного по сравнению, например, с трассой между Ла-Пасом и Оруро. Боливия — бедная страна, и сельские жители почти не владеют автомобилями. Этим вызвано обилие маршруток и автобусов. Опыт показывает: шансы уехать автостопом есть на любой дороге. Уверен, путь в Карабуко или Копакабану — не исключение, но я посчитал, что ждать каждую бесплатную попутку здесь придется подолгу даже на небольшие расстояния, поэтому выбрал платный транспорт. От Huarina на микроавтобусе достиг довольно большого поселения Achacachi. Вышел прямо в центре. Поспрашивал водителей автобусов насчет возможного проезда, но свободных мест не было, и меня отказывались брать. Тогда, выбравшись пешком на окраину, перешел мост через реку, и очутился на посту не то полиции, не то армии. Кем бы ни являлись эти вояки, они оказались очень дружелюбными. Рядом с дорожным постом находится их база, с башнями, имитирующими крепость. Встал напротив нее ловить машину. Вояки решили помочь и остановили первый же микроавтобус, в котором, как мне казалось, вообще не было мест. Тем не менее, парни в форме уговорили водителя взять меня. Рюкзак был заброшен на крышу, а меня пустили в единственное свободное пространство(сиденьем это не назовешь), между шофером и правым передним креслом. Я разместился спиной к лобовому стеклу, и увидел лица всех боливийцев в маршрутке. Многие улыбались. Когда меня спросили, куда я еду, нашлось всего пару человек, кто слышал о деревне Сантьяго-де-Окола. И даже они смогли лишь примерно объяснить водителю, где именно она находится.

Наступила ночь, и сразу начались приключения. Проезжая через какое-то маленькое поселение, где отсутствовало освещение, мы услышали рядом с дорогой оглушительные звуки самого настоящего оркестра, состоявшего как минимум из двух духовых, барабана и тарелок. Первая моя догадка: «Быть может, это свадьба? Если так, то удивляет кромешная темнота на торжестве! В ней нельзя различить ни молодоженов, ни музыкантов!». Я окинул взглядом боливийцев в маршрутке: полуночный оркестр никого, кроме меня, не озадачил; все по-прежнему спокойно молчат, кое-кто уснул. Спросил мужика рядом со мной: «А что за музыка?». Тот равнодушно ответил: «Просто репетируют ребята». Забавный случай, но веселиться пришлось не очень долго. У нашей машины во время движения вдруг неожиданно погасли фары. Микроавтобус мчался вперед, будто невидимый призрак. Встречных авто здесь очень мало, но разъехаться в случае чего на узкой дороге будет сложно, а при погасших фарах это может и вовсе не получиться. Все боливийцы вдруг встрепенулись — для этого теперь был повод, это не оркестр какой-то там! Уж не знаю, кто из них прочитал молитву, но через пару минут фары сами зажглись! В дальнейшем поездка проходила благополучно. Я почти задремал, когда мне сообщили о прибытии в деревню Сантьяго-де-Окола. Водитель забрался на крышу, достал мой рюкзак. Микроавтобус унесся прочь, а я остался один посреди ночи. Если честно, кроме травы, камней и столбов с проводами больше ничего здесь пока не увидел, никакой деревни. Почти на ощупь поставил палатку, отправился спать. Вдали, на краю озера Титикака сверкали молнии, но совершенно беззвучно.

Деревня в Боливии

Деревенский дом

Деревня в Боливии

Соломенная крыша

Глиняные горшки

Глиняный сосуд

Жилище боливийцев

Осёл

Дерево в Боливии

Дом боливийцев

8 марта 2016.

Напротив моего места ночевки, на другой стороне дороги, находился дом. Узнал я об этом только утром, так как большинство деревенских домов в Боливии никак не освещаются ни изнутри, ни снаружи. К озеру Титикака и деревне Сантьяго-де-Окола можно было спуститься прямо отсюда, но я решил пройтись вдоль трассы. Машины проезжали очень редко, и просто приятно было идти в тишине. По пути встретил еще несколько домов, они отстоят от деревни на два-три километра. Все построены из кирпича-сырца и имеют соломенную крышу. На некоторых постройках солома обвалилась. В этом случае видно деревянные перекладины, на которых солома закрепляется. На одном каменном заборе тоже лежала солома, и она была прижата камнями. Какова ее функция по отношению к ограде, не знаю, но, возможно, она просто таким образом сушится и хранится в качестве запасной соломы для крыши? Кстати, на крыше солома тоже прижата, но не камнями, а длинными палками, одной или несколькими. Каркас крыши, на который стелется солома, составлен из таких же палок, но скрещенных между собой.

Навстречу время от времени выскакивали совсем не страшные, но громко лающие собаки. Впрочем, местные ослы превзошли их по силе издаваемого шума. Их крики в окрестностях озера, да и на Острове Солнца приходится слышать постоянно, но они пока еще не успели надоесть, и казались сладостной музыкой полей. Заглядывая во дворы, не мог пройти мимо чудесной керамики, лежавшей у забора. Такие же горшки, как в исторических музеях мира. Здесь они используются в повседневной жизни. Техника изготовления керамики передалась современным аймара от далеких предков, или вовсе не предков, но людей, живших на этой земле тысячи лет назад и имевших похожую культуру. Из других объектов, достойных внимания, можно отметить опустошенное здание евангелической церкви, цветы горного люпина и дорожный знак, заклеенный листовкой «Нет перевыборам!». Прошел мимо нее, и чуть позже свернул с асфальта на тропу, выходящую на грунтовую дорогу. Здесь пересеклись с местным пастухом и его овцами. Парень оказался совсем не разговорчивым, и мы быстро разошлись. Между двух скал пробрался на поле с двумя коровами и кое-где растущей картошкой, и затем, наконец, вышел на проселочную дорогу. Рядом с деревней Сантьяго-де-Окола, на побережье озера, находится гора причудливой формы, которую жители называют не иначе, как Спящим Драконом. Согласно древней легенде... Шучу, не слышал никакой легенды. 

Сантьяго-де-Окола — тихое поселение, особенно если представить, что не слышно звучания бензопилы в полдень. Но и оно здесь какое-то особенное, будто жужжание пчелы. Дома — из кирпича-сырца, крыша — из соломы, удерживаемой деревянными перекладинами. Ограды и некоторые небольшие хозяйственные постройки сооружены из камня. Постепенно я вышел к руслу пересохшего ручья и добрался по нему прямо до волн Титикаки. Затем продолжил путь вдоль то каменистого, то болотистого берега. В двух точках, на расстоянии километра друг от друга нашел две лодки, привязанные к шесту, торчащему из дна. У одной из них имелось приспособление для крепления паруса. Также набрел на балаган, по всей видимости принадлежащий рыбакам. По форме он отдаленно напоминал трапецию, и материалами для этого временного убежища послужили всевозможные коряги, кора деревьев и высохшие листья. Сверху на шалаш закинули мешки с сетями и покрышку от автомобиля. Внутри лежала куртка, а на ней — фонарь, также в углу удалось разглядеть еще один мешок с сетями. Рядом с шалашом имелись синие деревянные ящики. Рыбаков поблизости не видел. Все вокруг было одновременно безмолвным и многословным, скромным и торжественным. Я даже подумал, что деревня Сантьяго-де-Окола «не обманула моих ожиданий, и действительно являлась тем самым забытым традиционном поселением, раем для этнографа, не указанным на карте и не предназначенным для нашествия туристов». Однако моим иллюзиям было суждено рассыпаться очень скоро... 

Двор боливийской деревни.

Крыша деревенского дома.

Озеро Титикака и скала

Озеро Титикака и деревня

Скала в Боливии

Скалы и холмы

Сельскохозяйственное поле в  Боливии

Деревня в Боливии

Крупный рогатый скот

Эвкалиптовые деревья в Боливии

Дом с видом на озеро

Боливийская деревня

Дом в боливийской деревне

Стремянка и крыша

Дом и скала

Гора, равнина и озеро

Дом и улица в боливийской деревне

Дом и соломенная крыша

Лодка на озере

Рыбацкий балаган

Шалаш рыбаков

Постройка из камней

Дверь глинобитного дома

Жилище боливийцев

Деревня в Боливии

Продолжил путь по дороге и повстречал боливийца с велосипедом. С ним разговорились и вместе дошли до другой части деревни, где находилась школа с изображениями рыб над дверями. Тут происходило нечто любопытное. У обочины столпились женщины. Как и всегда в Боливии, они были в своей традиционной одежде, и это не удивительно. Но здесь они специально собрались в группу, и делали венки из цветов. Кто-то из них стоял, а кто-то — присел на землю. Моей просьбе сфотографировать их они отказали. После короткой беседы прошел подальше и встретил в стороне группу мужиков, которые также плели венки. От них узнал, почему в деревне сегодня занимаются этим. Оказалось, венки предназначались для торжественной встречи «тридцати гринго, которые с минуты на минуту должны приехать на автобусе». Речь шла об обыкновенных туристах, решивших выбраться на особую экскурсию по боливийской деревне. В деревне меня принимали за одного из них, и разные люди спрашивали несколько раз, где остальные гринго. Мужики с венками порекомендовали влиться в ряды туристов и принять участие в экскурсии на лодке. После этого известия о тридцати гринго, надвигающихся на деревню, интерес к ней у меня поубавился, и я поспешил уйти прочь. На выходе из поселения повстречал бабушку, что-то спросившую на языке аймара, и ни за что не хотевшую переходить на испанский. Пытался узнать у нее, возможно ли каким-либо образом побывать внутри жилища аборигенов и сфотографировать интерьер в научных целях. Та либо действительно не владела испанским, либо просто не захотела общаться на нем. Разочаровавшись в том, что я не говорю на языке аймара, она ушла. В тот момент, когда дошел до самого крайнего дома деревни, стоявшего в отдалении от остальных, и стал фотографировать загон для овец, сложенный из кирпича, из-за поворота возник тот самый автобус. Тридцать немецких блондинок улыбнулись мне из окон. Я не верил своим глазам. Может быть, стоит вернуться в Сантьяго-де-Окола и все-таки отправиться на лодочную экскурсию вместе с заморскими красавицами? Однако нечто неумолимо влекло меня в путь! Взобрался по тропе на невысокую гору, дабы сократить расстояние. Перевалил через нее. Та дорога, по которой я передвигался до этого момента, в конце концов должна была вывести на трассу. Тем не менее, случайно удалось выйти на путь к другой деревне, носящей название Токоле и тоже не обозначенной на карте. Перед тем, как спуститься в нее по извилистому пути, я забрался на близлежащую вершину, покрытую кактусами. Перед самой вершиной в скале можно различить ступени, явно имеющие рукотворное происхождение. С вершины открываются виды на сельские пространства и гладь озера Титикака. У подножия кое-где сложены камни, но не в виде кучи, как это принято в большинстве подобных мест в мире, а в виде небольших ограждений.

Вскоре обнаружил, что самое любопытное сооружение в данной местности — это дорога в Токоле сама по себе. Если смотреть с определенных точек, то кажется, будто дорожное полотно имеет значительную толщину и сложено из камней. Должно быть, рабочие пролили немало пота на ее сооружение, если дорога более метра в высоту и три метра в ширину полностью состоит из камней, плотно приставленных друг к другу. Без должной экспертизы и знаний особенностей дорожного дела я не могу с гордостью утверждать, что дорога в Токоле — это чудо света, очередное Мачу Пикчу. О, нет! Возможно, эти «стены» из камней не шире 20 см, и они просто предохраняют грунтовую дорогу вдоль обочин от размытия ее дождями. Вскоре забыл о вопросе с дорогой, так как нашел традиционную боливийскую печь. Она сложена из кирпича-сырца, и имеет купольную форму. Такие встречаются повсеместно в Боливии. Похожую печь недавно видел и на севере Чили, в Comunidad Catarpe, о походе куда писал раньше. Купол печи в деревне Токоле держится на массивном основании из кирпича. Часть купола печи, противоположная от «входа», немного закопана в землю. Впрочем, эти наблюдения, как и фотографии, были сделаны уже на обратном пути. Вначале я без остановок спустился к озеру и дому с решетками на окнах. Рядом — ржавая табличка, обозначающая чью-то частную собственность: «propiedad de comibol em. matilde». Как понял со слов местных боливийских женщин, встреченных у ручья, собственность давно уже не принадлежит тому, кто там указан. Однако я мог совершенно неправильно истолковать то, что они сказали, так как лишь одна из дам, самая молодая, способна была изъясняться по-испански, а остальные говорили только на аймара. Ко всему этому следует прибавить, что и мой испанский всегда оставлял желать лучшего. Пожалуй, в таких случаях для обоих собеседников проще - не пытаться говорить на одном и том же языке, а просто каждому разговаривать на своем(что получится, то получится). Во время возвращения наверх повстречал детей, гонявших скот по двору. Никогда не забуду их глаза, то, с каким удивлением они посмотрели на меня.

Овцы в загоне

Дорога и холмы

Горы на берегу


Каменное сооружение

Каменное сооружение

Сооружение из камней

Кактус и скалы

Каменное кольцо

Лестница в скале

Озеро Титикака

Проселочная дорога

Дорога и эвкалипты

Двор боливийского дома

Печь боливийцев

Боливийская печка

Пейзаж у озера Титикака

Выйдя на трассу, быстро поймал микроавтобус до Хуарина, где купил хлеба и воды, а затем дошел до развилки. Принялся ждать транспорт в Копакабану. Останавливались только какие-то проходимцы, требовавшие слишком большую плату за проезд. Но вот появился обыкновенный рейсовый автобус из Ла-Паса. Шофер вначале тоже требовал очень много, но в итоге согласился на обычную цену. На одном из участков дороги требовалось преодолеть залив - водную преграду значительной ширины. Для этого автобус заехал на крошечную деревянную баржу, в которой занял всю площадь. Наступила ночь. Автобус, качаясь на волнах, поплыл. Уже позже я узнал, что здесь существует практика высаживать всех пассажиров и переправлять на лодке за отдельную плату, дабы не подвергать их опасности быть утопленными вместе с автобусом. В этот раз пассажиры продолжали оставаться на барже. Некоторые находились в самом автобусе, некоторые вышли погулять на оставшемся небольшом пространстве между автобусом и водой. Кто знает, почему всех оставили здесь. Возможно, лодочники уже не работали в столь поздний час. Когда продолжили движение по трассе, начался дождь. Водитель по моей просьбе остановился, не доезжая Копакабаны, в месте, где имелась возможность поставить палатку. В темноте забрался на гору, и заночевал у насыпи из камней и огорода с бобами. Дождь прекратился только к середине ночи.

Поскольку приезд в деревню Сантьяго-де-Окола совпал с одним из праздников, то я решил сделать видеопоздравление на фоне деревни и озера Титикака - смотреть.

На следующий день, будучи в Копакабане, рассказал об общих впечатлениях от общения с жителями деревени Сантьяго-де-Окола. В этой видеозаписи нет ничего такого, о чем бы я не упомянул в статье, но все же вот она - смотреть.

Список расходов за 3 дня.

Расходы 6 марта: 1)хлеб halul(378 г) — 5,67 боливиано(0,81$); 2)хлеб — 5 боливиано(0,7$); 3)четыре банана — 2 боливиано(0,3$); 4)салфетки — 3,8 боливиано(0,54$); 5)вода в кафе subway, где пользовался вайфаем(заплатил добровольно) — 7 боливиано(1$); 6)затраты на интернет в различных интернет-кафе с компьютерами — 11 боливиано(1,6$). Итог: 34,5 боливиано(4,9$).

Расходы 7 марта: 1)автобус от Ла-Паса до Huarina — 20 боливиано(2,85$); 2)микроавтобус от Huarina до Achacachi — 3 боливиано(0,4$); 3)микроавтобус от Achacachi до Сантьяго де Окола — 10 боливиано(1,4$); 4)нектар(1,5 л) — 13 боливиано(1,85$); 5)15 булок — 6 боливиано(0,85$). Итог: 52 боливиано(7,4$).

Расходы 8 марта: 4 боливиано(0,4$) - 10 хлебов, 5,5 боливиано(0,8$) - бутылка воды 2 л, 26 боливиано (3,7$) - проезд от поворота на Токоле до Хуарина(из-за рюкзака взяли за два места), 10 боливиано (1,4$) - проезд в автобусе от Хуарина до Копакабаны. Итог: 45,5 боливиано (6,5 $).

<< Предыдущая статья | Следующая статья >>

Комментариев нет:

Отправить комментарий