воскресенье, 20 декабря 2015 г.

Соловецкие острова.

Коровы у Соловецкой крепости

Четыре года без путешествий. За это время я подготовился как никогда, и только оттягивал тот самый момент, когда уже собираешь рюкзак и выходишь за порог. Это точка невозврата. Дорога подхватывает тебя и несет навстречу океанам и звездам. В Петербурге многие забыли про звезды, научившись верить в ложную реальность: в серое небо, в ежедневное посещение скучных мест различных наименований. Трамвай уносит меня на вокзал, а электричка - на Карельский перешеек. Ночую в палатке, в лесу, у станции Лемболово. Утром доезжаю до Сосново, прохожу пешком пару километров, и вот я снова на трассе! Вначале отправлюсь на Соловецкие острова, а потом на Байкал, затем - в Монголию, в Тайланд, после этого - еще куда-нибудь! Солнце приветливо согревает. Ветер, будто шепчет: "С возвращением, мой друг!"

Когда я прежде ездил на север Ладожского озера, мне всегда нравилось, как после Приозерска вдоль трассы появляется множество скал. Раньше от Кузнечного до Сортавалы шла грунтовая дорога, но сейчас она почти везде покрыта асфальтом. Уже в Карелии, где-то среди лесов меня подвёз местный житель Юрий, главное увлечение которого - строительство купольных домов. Сейчас со своей женой и ребенком он живет в обычном, но планирует построить новый, и именно купольный. Уже изготовлен пенопластовый макет - он лежит в машине, и я получил возможность рассмотреть его. По мнению Юрия, с помощью купольной формы здания можно добиться особой энергетики в помещении. Шофер считает купольные конструкции важной частью своей жизни:

"Когда я начинаю думать об этом, у меня сразу поднимается настроение, и сознание активизируется. Жена, к сожалению, не понимает этого. Она желает жить не в купольном доме, а в обычном."

Лишь единицам на Земле выпадает честь быть создателями строений и техники будущего. Так возникают небоскребы, космические корабли. Вполне возможно, купольное жилище появится и на других планетах, когда люди доберутся до них. И межгалактический кочевник, сидя в своей многоугольной юрте, вспомнит тогда добрым словом мудрого изобретателя из Карелии. Мы остановились возле его дома, и он пригласил меня посмотреть купольную беседку, стоявшую во дворе. Заходить пришлось, согнув голову, однако внутри оказалось довольно просторно. Эта постройка создана специально для ребенка, но в нее поместились и взрослые дяди.

Проехал Сортавалу, Петрозаводск, и вот подкралась белая карельская ночь. Поблизости от трассы на Мурманск, в густой траве, поставил палатку. Утром проснулся от стука дождя по тенту. Путешествие продолжилось. Новый водитель, как всегда, оказался выдающейся личностью. В рассказе буду называть его Шумахер. Он взял меня за Петрозаводском и довез аж до поворота на Кемь. Всю дистанцию в несколько сотен километров мы пронеслись со скоростью 120-140 км/ч. На середине пути гонщик вдруг заявил, что настало время для чашечки кофе. Говоря об этом, водители, как правило, имеют в виду остановку в каком-нибудь кафе. Даже когда он достал и включил электрический чайник прямо в машине, все равно оставалась надежда. Но вот чайник закипел, а стрелка спидометра все не унималась. "В бардачке - чашки, кофе и сахар. Насыпай и заливай водой!" - сказал водитель. Медленно и неуклюже, опасаясь промахнуться, я наливал кипяток. Кружки удалось заполнить лишь на четверть - на большее не рискнул. Одну из них передал водителю.

"Трудно приготовить кофе в таких условиях, правда? А я обычно один в дороге, и мне приходится все делать самому: одна рука остается на руле, а другой - ставлю чайник, добавляю кофе и сахар, заливаю водой. И все это на скорости свыше 100 км/ч!"

Шумахер - отличный человек, с крепким характером и добрым сердцем. По его внешнему виду ничего сказать о нем нельзя. Гонщик невысок, одет опрятно, но стиль куртки, головной убор и лихое выражение лица могут создать неверное первое впечатление. Возможно, кто-нибудь принимал его за простака с рабочих окраин, интересы которого сосредоточены на алкоголе и азартных играх. Однако уже самые первые минуты общения с ним меняют картину. Шумахер возвращался домой в Мурманск с юга России, где пытался найти способ заработать. Приехал туда без денег, и держал путь обратно - тоже без денег, но зато на машине, все заднее сиденье которой завалено различными инструментами. И машину, и инструменты гонщик купил уже будучи на юге, с целью использовать их в каком-то бизнесе. Дело, видимо, развивалось не очень активно, и вот он решил покинуть юга. В начале пути кое-какие деньги имелись, но они потратились на бензин. Топлива почти хватило до Москвы. Затем Шумахер стал продавать инструменты. Так и добрался до Петрозаводска на инструментах, и скоро встретил меня. Что интересно, несмотря на тяжелую ситуацию, водитель не требовал никакой платы. Даже речи об этом не шло. Шумахер лишь радостно сообщил, что если бензин закончится, то он покажет мне мастер-класс по продаже болгарки и пилы в придорожной деревне! А вот что он сказал по поводу того, почему подвозит путешественников на трассе: "Пусть все меня ненавидят и считают мудаком - я все равно останусь хорошим человеком! Буду всегда помогать людям! Не дождутся, с*ки, что стану злым, как собака!"

Когда я слушал истории из жизни шофера, то невольно завидовал железной воле, свойственной ему. Вместе с ним на юге работал его брат, пьяница и дурак. Однажды он взял машину у Шумахера и разбил ее - не совсем вдребезги, но ездить на ней больше было нельзя. Вернее, всем так казалось. Шумахер обратился в несколько автосервисов, и нигде ему не хотели помогать, убеждая в следующем: кривое железо - не выпрямить, сломанные детали - не починить. Шумахер, когда ему отказали в очередном автоцентре, крикнул в сердцах работникам: "Ребята, в этой жизни нет ничего невозможного!"

Я не разбираюсь в автомобилях, но понял ситуацию так: само основание машины оказалось искривлено и не подлежало ремонту. Чтобы его выпрямить, требовались значительные усилия. Шумахер, веря в успех, нашел железный трос, и выпрямил все сам, без помощи профессионалов. Возможно, ему потребовалась вторая машина для натягивания троса и еще что-то - я не помню. В итоге, поломанная развалюха, несмотря на смертный приговор нескольких автосервисов, успешно продолжает движение, догоняя самолет Москва-Мурманск!

Белое море и место съемок фильма Остров

Катер у пристани на Соловках

Баркас на берегу на Соловках

Крепость и жители Соловецкого острова

Шумахеру очень нравится быстро ездить и много рассказывать, поэтому он расстроился, когда мне пришлось его покинуть. Вскоре я очутился в Кеми, где сел на автобус до Рабочеостровска. Конечная остановка находится за пределами поселка, у пирса, откуда открывается вид на Белое море и место съемки фильма "Остров". Большие теплоходы ходят отсюда на Соловки по определенному расписанию. Конечно же, я пришел не вовремя. Однако через пару минут к берегу пристал катер "Верный", хозяин которого согласился доставить на архипелаг за 1000 рублей. На таком маломерном судне до монастыря два часа ходу. Ракеты ходят гораздо быстрее. Впрочем, на них всегда полно людей, а здесь я - единственный пассажир. Спешить некуда. Смотрю, как бугры скалистых островов появляются из дымки над водой, плывут наравне с лодкой, а затем снова исчезают. Пригревшись под солнцем на корме, начинаю засыпать. Делать этого никому не рекомендую - так запросто можно свалиться за борт, в ледяную воду. Капитан и его помощник находятся в рубке, и не расслышат криков из-за шума. Перед отправлением они даже предупредили: "в случае попадания в море твоя жизнь продлится девять минут".

На Соловецких островах мне понравилось с самых первых секунд пребывания там. Без сомнения, архипелаг я включил в список самых значимых достопримечательностей мира. Речь идет о моем личном рейтинге, а не о каком-то постороннем. Соловки занимают в нем первую строчку - вместе с Байкалом и Камчаткой, и только после них уже идут всякие заморские Мачу Пикчу. До самого вечера бродил вдоль стен монастыря, внутри и снаружи. Эти камни пережили и раскол, и нападение англичан, и эпоху лагерей, и школу юнг(размещалась здесь во время Великой Отечественной Войны). Какое счастье, что к 2014 году крепость сохранилась! Летом на Соловках довольно много посетителей, однако острова не потеряли своей самобытности. Благодаря возрожденному монастырю и непрерывному потоку паломников чувствуется особая духовная атмосфера старой Руси. Я не религиозный человек, но православие очень уважаю. Хорошо, что в России много православных, и существуют любители путешествовать по святым местам не только из-за желания сделать фотографии, но и помолиться, возвыситься духом. Также большим благом для страны являются всевозможные крестные ходы, купания в проруби на Крещение и т.д. Если я вижу одно из подобных мероприятий где-нибудь на улице, то в сердце моем - радость. Они означают, что живы еще традиции русского народа , и сразу становится понятно: "Я дома."

В монастырской лавке купил и съел замечательные пирожки, а также выпил бутылку морса. День выдался сухой и ясный. Дело близилось к вечеру, и стоило позаботиться о ночлеге. У меня имелась палатка. Осталось найти клочок земли, где ее поставить, не нарушая монастырских правил. Решил удалиться куда-нибудь в лес. Перед этим зашел в гостиницу для паломников, дабы спросить, разрешат ли там помыться. Бабушка у дверей сообщила, что есть душ, но поскольку я не паломник, то мне сначала потребуется спросить благословения у какого-то духовного лица. Благословение было получено, но передо мной образовалась маленькая очередь из еще одних желающих принять душ. Когда пришел мой черед, то душ уже пришло время закрывать по местному расписанию, поэтому я ушел, так и не дождавшись. Кроме паломников, на островах находятся трудники. Они живут здесь дольше паломников, по несколько месяцев. Кто-то приезжает каждый год на все лето, а кто-то - навсегда. Эти люди работают на благо монастыря вместе с монахами. Путь к монашеству также лежит через трудничество. Трудники, разумеется, живут на острове бесплатно. Места в гостинице для паломников, где я сделал попытку помыться, предоставляются за плату. Сколько стоит - не знаю, но точно существует еще гостиница, подешевле - однажды заходил туда по одному вопросу. Эта вторая гостиница похожа на общежитие в хорошем смысле этого слова - она состоит из коридоров с комнатами. По коридорам ходит множество людей - лица у всех спокойные и взгляд чистый. Существует и третья гостиница для паломников - в ней проживание и вовсе бесплатное, но, насколько я понял, она - для путешествующих монахов. Возможно, и для всех людей, у кого вообще нет денег. Обычно я не рассказываю в своих статьях о каких-либо гостиницах, так как они не представляют никакого интереса для меня. В 99% случаев в путешествиях мне приходится останавливаться или в палатке, или в гостях у местных жителей. Гостиницы для паломников - это особое явление, и стоило поведать о нем. На острове Большом Соловецком также находится относительно большое количество типичных туристических гостниц, но о них тут речь не идет. Во время ожидания в очереди к душу, стоя на  дороге, разговорился с одной из трудниц, приехавшей на все лето и живущей в вагончике. Узнав о моем намерении поставить палатку на берегу небольшого озера внутри острова, она обозвала меня "дураком", объясняя это невозможностью разместиться на болотистой местности. После общения с дружелюбной женщиной, отправился по дороге в сторону леса.

Летом на Соловках солнце не садится, и можно бродить по окрестностям допоздна, разыскивая ночлег. Однако, не пройдя и двухсот метров, повстречал московского альпиниста-фотографа Филиппа и его знакомого. Они рассказали о существовании "палаточного городка", где за сто рублей в сутки на поляне у ручья владельцы территории разрешают поставить палатку. Преследуя цель найти попутчиков для дальнейшего исследования острова, я решил разместиться именно там. Впоследствии именно с Филиппом мы совершали совместные походы. Палатки наши находились рядом, и костер был общий. Чуть позже к нам присоединились другие путешественники. Филипп обычно проводит свободное время где-нибудь на снежных пиках Кавказа или Памира. Серьезная травма стала основной причиной его поездки на Соловки, поскольку следовало восстановиться перед началом более сложных походов.

Фотограф Филипп на Соловках

Арка в Соловецком монастыре

Лодка на Белом море у Соловков

Путешественник у костра

Лесное озеро на Соловках

Тропа через болото

Сходили на дамбу из камней, построенную монахами вручную. Она соединяет остров Большой Соловецкий и остров Муксалма. Идти до нее примерно десять километров. Дорога представляет из себя то колею, то болото с положенными на него стволами дервьев. На острове Муксалма есть несколько безлюдных построек.

Дамба из камней на Соловках

Дамба между островом Соловецким и Муксалма

Дорога по дамбе из камней на остров Муксалма

Соловецкая крепость и часовня

Каменная стена Соловецкого монастыря

Старые дома в гавани на Соловках

Река на Соловках

Озеро в лесу на Соловках

Лодка у берега и деревня на Соловках

Заброшенный дом на пристани Соловков

Деревянные дома на Соловках

Башни и крепостная стена Соловков

Камни на острове Муксалма

Озеро в лесу

Соловецкий монастырь и огороды

Дом для паломников на Соловках

Ступени лестницы Соловецкого монастыря

Окна деревянного дома на Соловках

Остров Муксалма

Катамараны с мачтами у Белого моря

Поездка на велосипеде на Соловках

В день, когда мы на велосипедах отправились колесить по грунтовке острова Большой Соловецкий, начался сильный ливень. С Божьей помощью в этот самый момент в лесу мы нашли укрытие в виде большой брезентовой палатки. Потом все равно промокли, но самый сложный момент переждали. Вместе со мной и Филиппом в палатке оказался странствующий священник Леонид. Было интересно побеседовать с ним. Он поведал, как участвовал в тренировке, которую вел тренер Федора Емельяненко!

"Спортзал - это для тренировки тела, а храм - для тренировки души. В храм тоже ежедневно следует ходить!" - сказал Леонид.

Во дворе Соловецкого монастыря

Рыбак Филипп и кот на пирсе

Часовня на Соловках

Жигули и старая лодка

Часовня и цветы на Соловках

Яйца варятся в котелке на костре

Цветы и камни на поляне

Крест на острове Анзер в Белом море

Особо интересная часть поездки - визит на остров Анзер. Здесь построен еще один монастырь, условия в котором считались более суровыми, чем на острове Большой Соловецкий. Два острова имели схожую судьбу в советские годы, став тюрьмами. Кроме простых арестантов, в стенах монастырей продолжали жить монахи, но уже не в качестве затворников, а в качестве заключенных. Впоследствии, все они были расстреляны. Сейчас постройки на острове Анзер восстанавливаются силами трудников - в основном, они приезжают летом. Также на острове постоянно находится несколько монахов.

Колесо и монастырь на острове Анзер

Дорога на острове Анзер и телега с лошадью

Козы на острове Анзер

Дом на острове Анзер

Леса острова Анзер и Белое море

Лесное озеро на острове Анзер

Лес острова Анзер в Белом море

Вид на природу острова Анзер из окна храма

Путешественник в Белом море

Лодка и чайка в Белом море




Комментариев нет:

Отправить комментарий