суббота, 28 ноября 2015 г.

На попутках по Камчатке(часть 5.) - В гостях у капитана.

Капитан катера в Усть-Камчатске

До Ключей добираюсь на лесовозе. Во время переезда через реку Камчатку по мосту(еще недавно здесь действовала паромная переправа) водитель кричит: "Смотри!" Поворачиваю голову - на берегу красуются следы медведя. Справа от дороги вскоре показывается вулкан Ключевская сопка, полностью покрытый снегом, хотя в тайге вокруг - снега нет. Спустя пару часов грузовик подъезжает к Ключам и останавливается. Иду пешком почти через весь поселок. Вид у него немного печальный: пыльные улицы, ветхие дома. Кусок асфальта есть только у выезда в сторону Усть-Камчатска. Здесь я снимаю рюкзак. Начинается ожидание попутки, продолжающееся пять часов. Многие останавливаются, но никто не едет дальше десяти километров от Ключей.

По трассе гуляют женщины с колясками и старики с тростью. Один из них, Владимир Иванович, подходит ко мне пообщаться. В момент празднования своего 70-летия он выпил алкоголь, и после этого пережил инсульт. Кто-то сказал ему, что еще не поздно начать здоровый образ жизни, и, к счастью, мужик серьезно отнесся к совету. Владимир Иванович перестал пить смертельно опасные напитки, совершает длительные прогулки каждый день, чувствует себя отлично, и, по его словам, скоро начнет бегать. Старик ушел, а вскоре появился и самый настоящий бегун по имени Андрей. На велосипеде он ехал к месту своей пробежки - невысокой сопке на другом берегу реки Камчатки.

"Каждый день я оставляю велосипед внизу, а затем забегаю наверх и спускаюсь обратно." - Андрей провел пальцем по воздуху вдоль склона горы. Затем он повернулся и указал на вулкан Ключевской: "А вот на той вершине я был уже семь раз."

Любой житель полуострова, где бы вы не появились, считает своим долгом предупредить: "Медведь может появиться где угодно, даже в песочнице! Если он решит напасть, то мало не покажется!"Андрей - единственный человек, встреченный мной на Камчатке, который сказал: "Медведь не является фактором риска! Помнится, в прошлом году хотел сфотографировать косолапого, но успел сфотографировать только задницу! Понимаешь, если ты постучишь двумя кусками железа друг о друга, он сразу убежит, и поэтому медведь это не повод, чтобы не ходить туда(снова указывает на Ключевскую сопку)".

Солнце уже склонялось к закату, когда Андрей возвращался на велосипеде обратно. Кстати, и Владимир Иванович направлялся с прогулки домой. Они оба подошли ко мне. Андрей предложил:

"Если не уедешь, можешь заночевать у меня. Запоминай, как добраться: поднимаешься наверх, поворачиваешь направо. Там будет улица Школьная - идешь по ней до самого конца. Затем начнется лес, и будет казаться, что деревня закончилась, но ни х*я! Пройдешь дальше. Увидишь много домов. От этого места отходят пять дорог. Обрати внимание на два дома. Левый дом - это мой дом. Квартира номер…"

"Ты думаешь он что-нибудь понял?" - удивился Владимир Иванович.

"А это его проблемы. Хочет ходить в походы - пускай ориентируется. У меня всё!" - крикнул Андрей, садясь на велосипед.

Ситуация получилась забавная. Однако еще во время первой встречи Андрей сообщил свой номер телефона. На следующей неделе он собирался отправиться в какую-то избушку у вулкана Ключевская сопка, и согласился взять меня. Так что, если бы пришлось искать его дом по этим координатам, то имелась возможность и позвонить. Впрочем, этого не произошло, так как вскоре все-таки удалось поймать попутку.

Между населенными пунктами на камчатской трассе нет ничего, кроме дикой природы. Дистанция между очагами расселения людей может составлять сто или двести километров(только на дороге, за ее пределами - значительно больше). Так, между Ключами и Усть-Камчатском - 150 км. Поздно ночью мы въезжаем в  поселок. Освещения здесь мало - кое-где теплится свет в окнах домов и на причалах. Водитель и его спутница интересуются, где я собрался ночевать и зачем приехал в Усть-Камчатск. Рассказываю о своем намерении добраться до Командорских островов на попутном судне, если представится возможность. Спрашиваю у них, где лучше поставить палатку, так как спать планирую именно в ней.

"Понимаешь, здесь нигде нельзя ставить палатку! Позавчера мы днем ходили на пляж в центре поселка, и увидели медведя, который разгуливал возле воды, и даже не обращал внимания на людей вокруг. А ночью они регулярно здесь появляются. В Усть-Камчатске - рыбный завод, и отходы с него выбрасывают прямо в поселке. Медведи постоянно ужинают на этой свалке. "

В данной истории самое удивительное - пляж Усть-Камчатска! Я так и не понял, где он находится или что именно тут считают пляжем!

Спутницу водителя встретил какой-то другой водитель. Они позвали меня с собой, чтобы подвезти до причала. Новый водитель сразу сказал:

"Знаешь, что! Придешь на причал - у сторожей на проходной спроси Николаича. Это капитан катера. Он тебе расскажет про Коммандоры."

Территория причала никак не огорожена. Есть КПП, и рядом с ним - будка собаки. Первым делом я ожидал услышать звон цепей и лай, но прошел мимо, и ничего на произошло. Как потом рассказали местные рабочие, пёс очень старый, и поэтому глухой. На следующий день я все-таки увидел его, и он залаял, но как-то устало и хрипло. Из сторожки пропускного пункта вышли люди. Они указали на катер Николаича и вернулись обратно. Никакого пропуска или иных документов у меня не потребовали. Катер с закрепленной к нему баржей работает как паром. В поселке есть и другой, большой паром, но его, видимо, не хватает для всех нужд. Раньше Николаич перевозил людей и транспорт в том месте на р. Камчатка, где теперь мост. Это как раз там, где я сегодня проезжал на лесовозе и видел следы медведя. Прохожу через баржу на борт катера, стучусь в броняху. Из кубрика навстречу выходит мужик.

"Здравствуйте! А вы и есть Николаич?"

"Да!"

"Я путешествую автостопом по Камчатке. Водитель, подвозивший меня, посоветовал к вам обратиться по одному транспортному вопросу. Сказал, что лучше вас в этом никто не разбирается. Как попасть на Командорские острова?"

"Водного сообщения с этими островами из Усть-Камчатска нет."

"Хорошо. Тогда еще один вопрос. А где здесь лучше поставить палатку? На причале разрешается?"

"На причале ставить не рекомендую, так как сюда часто приходят медведи. Они воруют еду у собаки на проходной прямо из миски! Лучше оставайся ночевать на катере! Только предупреждаю: сегодня на борту мой брат, а он любитель алкоголя. Драться, конечно, не полезет, но разговорами зае**т. Остаешься?"

Брат капитана - топограф. Работает в лесничестве поселка Ключи. Леса, примыкающие к вулканам Шивелуч и Ключевская сопка, считает своей личной собственностью. Только о нем завели разговор, как он тут же поднялся из кубрика. Длинные усы и тельняшка выдавали в топографе во всех смыслах бывалого человека. Но с сожалением приходится констатировать: он находился в состоянии опьянения. Хочется верить, что таким брат капитана бывает не каждый день, но именно сегодня, как оказалось, в его календаре - красная дата: день работника леса! Многие люди в России являются носителями привычки делать свои морды красными  в красные дни с помощью отвратительных напитков. При этом топограф - очень образованный человек. Весь вечер он рассказывал о растениях и минералах, ссылаясь на труды различных ученых. Еще он заявил, что даже будучи пьяным не выдаст мне военных тайн, которых знает множество. Вдруг я шпион. Недалеко от вулкана Шивелуч располагается полигон Кура - этот секретный объект брат капитана тоже занес в список своих владений на Камчатке.

Сейчас, когда я пишу статью, мне стало интересно: а в правильный ли день отмечался на борту катера праздник работника леса? Оказывается, нет! Третье воскресенье сентября в 2015 году - это 20 сентября, а я попал на катер 18-го, и почти сразу в кубрике началось застолье в честь леса и лесников! Николаич перевез еще несколько машин на один и другой берег, и рабочий день закончился. Капитан поздравил брата, сам выпил чуть-чуть, но на этом "чуть-чуть" остановился, и алкоголь почти не повлиял на него. А что же брат? Как я уже говорил, он еще до начала празднования был пьян дальше некуда. Так что очередная выпитая бутылка уже не произвела никакого дополнительного эффекта. Он по-прежнему цитировал монографии исследователей геологии и ботаники. Также топограф утверждал, что кто-то ходил с дозиметром возле вулкана Шивелуч во время извержения. Показания прибора, по его словам, превысили результаты измерений возле Чернобыльской АЭС в момент аварии! Ну и самой интересной историей брата капитана стал рассказ о том, как он в одиночку боролся с медведем и победил, используя нож. К чести моих новых знакомых, они положительно отнеслись к тому, что я трезвенник и не поддержал распитие ядов на празднике. Николаич даже обрадовался: "Не пьешь? Молодец! Нам такие люди вот как здесь нужны!" Иногда приходилось видеть, что отдельные личности расстраиваются из-за моего отказа пить. Но на Камчатке народ спокойный и понимающий - не то, что на материке, где люди давно испортились.

Во время празднования работника леса Николаич предложил мне отправиться вместе с ними в путешествие вверх по реке Камчатке. 20 сентября должен был официально закончиться сезон рыбалки, и в связи с этим капитан собирался прекратить свою деятельность в Усть-Камчатске в этом году. Они с братом живут в Ключах, и маршрут водного похода должен завершиться именно там. По пути Николаич хотел навестить одну метеостанцию - снабдить продовольствием единственного ее обитателя. Также капитан обещал показать заброшенное поселение -  Нижнекамчатский острог, основанное еще самыми первыми русскими поселенцами Камчатки. Николаич назвал точные даты начала путешествия: 24 или 25 сентября. Я с удовольствием согласился поучаствовать, но не знал пока, как провести почти целую неделю до старта. Опыт предыдущих поездок показывает: если попадается водитель, капитан или летчик, предлагающий поехать в интересные места, но не прямо сейчас, а потом, то это путешествие не состоится. Конечно, подобные предложения поступают ко мне редко, и я не обладаю достаточным количеством данных, чтобы считать эту мысль правилом. Скорее всего, могут быть исключения, но в самом ожидании как таковом есть изначально нечто ошибочное. Такова моя философия.

Паром в Усть-Камчатске

Ветровая электростанция в Усть-Камчатске

Церковь в Усть-Камчатске

Памятник рыбакам

Жилые дома Усть-Камчатска

Контейнеры во дворе в Усть-Камчатске

Утром Николаич перевез на другую сторону машину, водитель которой согласился подвезти до аэропорта в Крутоберегово. Вот что сказал шофер об этой деревне: "Здесь как будто бомбежка была, а то и две!" В этом населенном пункте присутствуют как деревянные дома, так и бетонные  в несколько этажей. Большая часть и тех и других - заброшенные. В той из многоэтажек, где еще кто-то обитает, все равно только первый этаж жилой. Деревьев здесь нет. Поблизости - бескрайние просторы Тихого океана. Меня довезли до аэропорта, но в воскресенье он закрыт. К счастью, возле здания нашлась одна из его работниц. Она позвонила кому-то по поводу самолета на Командорские острова. Он летит из Петропавловска-Камчатского и садится здесь по пути. Билет для людей, не имеющих камчатской прописки - 18 тыс.(от Усть-Камчатска), 30 тыс.(от Петропавловска). Бесплатно на самолет меня взять отказались, и я уехал из Крутоберегово автостопом, но уже на другой машине. Хорошо, что она мне попалась, так как вообще-то там машин очень мало.

Вскоре я вновь оказался на катере, где оставил большой рюкзак и поехал на попутках смотреть микрорайон Усть-Камчатска, имеющий название Погодный. Весь Усть-Камчатск состоит из нескольких разбросанных на довольно обширной площади деревень и микрорайонов - как с одной стороны реки Камчатки, так и с другой. Это связано с тем, что поселок многократно переносили из-за периодически повторяющихся разрушительных цунами. Что удалось найти в Погодном? Ветровую электростанцию; памятник рыбакам и гитариста рядом с ним; деревянную церковь; магазин "Вкусный Хлеб" в вагончике; разноцветные дома. Гитарист рассказал, что он также умеет читать рэп! Люди с материка привыкли к артистам на улицах своих городов, и не увидят в этой встрече ничего удивительного. Но памятник рыбакам в Усть-Камчатске - это не Невский проспект. Прохожих здесь почти нет. Разве только медведь выйдет из кустов и положит монету в шляпу музыканта. Кстати, и шляпы никакой не было - музыкант играл для себя. К сожалению, забыл его имя.

До начала путешествия вверх по Камчатке я решил еще раз съездить в Анавгай и Эссо, чтобы узнать что-нибудь новое о движении транспорта по зимнику в летнее и осеннее время. Так что после посещения микрорайона Погодный сразу устремился к выезду из Усть-Камчатска. Капитан подвез меня на своем фургоне до окраины поселка, и сказал:

"Запоминай обратную дорогу, если придется возвращаться. А сегодня, я думаю, ты вернешься. В воскресенье отсюда уехать невозможно".

Капитан оказался прав. Семь часов я ловил попутку(с 12.30 до 19.30), но не уехал. Впрочем, за это время я успел познакомиться с многими камчадалами Усть-Камчатска и узнать от них интересные подробности местной жизни. Большая часть аборигенов связана с добычей и переработкой рыбы. Жители каждый день держат ее в руках, видят в сетях, на конвейере, на свалке, в зубах у медведя, в клюве у чайки, по телевизору! Единственное место, где рыбу они не видят - это в магазинах. Ее просто не продают местным, а сразу грузят на пароход и отправляют в неизвестном направлении. Это касается как свежей рыбы, так и консервированной. В поселке есть завод, выпускающий консервы. По словам людей, продукцию этого предприятия нельзя встретить в продовольственных лавках. Почему консервы с этикеткой "произведено в Усть-Камчатске" не продаются в Усть-Камчатске?

Естественно, при таком положении вещей, получило распространение "браконьерство". Но только в кавычках я могу употреблять это слово в данном случае. Язык не поворачивается обозвать людей, доведенных до отчаяния, браконьерами. Кто здесь настоящий браконьер? Конечно, тот, кто руками камчадалов добывает рыбу тоннами, а затем отправляет ее в другие регионы и страны, не оставляя для магазинов Усть-Камчатска ничего! При всем этом стоит иметь в виду: существует закон, позволяющий камчадалам получать определенное количество рыбы каждый год бесплатно. Сами камчадалы говорят, что он соблюдается. Но хватает ли этой рыбы? И в любом случае непонятно, почему нельзя обеспечить консервами местного производства магазины Усть-Камчатска! Но на этом злодейства рыбного завода не заканчиваются. По словам одного водителя, несколько тонн красной рыбы было однажды выброшено частной компанией на свалку из-за того, что начался сезон другой, еще более "породистой" и ценной рыбы. Лицензия таким организациям выдается с ограничением на вылов. К моменту появления косяков "более породистого" лосося компания-браконьер уже не имела права вылавливать еще. Но пойманную рыбу выбросили, и официально ее как бы и не существовало. После этого они наловили новой, и только тогда оформили улов. Я спросил у водителя, насколько хватило бы выброшенной рыбы в случае раздачи всем жителям Усть-Камчатска. Он уверен, что больше, чем на год. Но она досталась медведям, а не людям.

Один коряк вышел на дорогу, намереваясь уехать автостопом, подобно мне. Направлялся он в Петропавловск-Камчатский, чтобы сделать там документы. Постоял со мной полчаса.

"Мне все равно, когда я уеду. Не получится сегодня - пойду домой."

Уехать у него так и не получилось. Коряк предложил переночевать в своем доме, если до наступления темноты я тоже не поймаю попутку. После появлялись и другие жители. Кто-то проходил пешком, кто-то проезжал на машине в сторону своей дачи или на рыбалку. Люди останавливались, чтобы поговорить со мной. Еще ни на одной дороге в мире я не встречал такой заботы о путешественнике. Семь часов пролетели гораздо быстрее, чем можно было ожидать! Еще утром над плоскими окрестностями Усть-Камчатска стелился туман. И этот поселок показался мне вначале очень скучным. Но теперь, когда я увидел, сколько замечательных людей в нем живет, мое мнение поменялось. Как часто мы делаем слишком поспешные выводы! Пускай эта местность сурова, и здесь одни болота и сухая трава, а взгляду художника некуда упереться - ни в живописную гору, ни в задумчивую тайгу, все равно во всем этом что-то есть! И памятник Ленину на пустыре, и избы с выбитыми стеклами, и ржавые затонувшие баржи - все это пронизано каким-то теплом, родным и трогательным. Вот напротив дороги - река Камчатка. По ней, тарахтя мотором, неспешно идет рыбацкая лодка. Сегодня последний день лова, и завтра рыбаки снимут свои сети, а лодку положат на берег вверх дном. Пройдет еще неделя-другая, и ее занесет снегом. Круговорот жизни здесь ощущается каждую секунду… Как бы в ответ на мысли о скудости пейзажей Усть-Камчатска, ближе к вечеру природа приготовила для меня сюрприз: завеса тумана неожиданно исчезла, и я увидел, что за ней скрывались исполинские горы! Их снежные шапки касались неба, в котором ярко воссияло солнце!

 Когда начали сгущаться сумерки, я вернулся обратно на катер. Капитан встречал словами:

"Я же говорил! Завтра тоже вряд ли получится уехать!"

"Нет, Николаич. Точно получится. Один водитель сказал, что завтра в 12 поедет в Петропавловск-Камчатский, и может добросить меня до поворота на Эссо."

Надпись на стене дома в Усть-Камчатске

Двор в Усть-Камчатске

Булочная в Усть-Камчатске

Не кури

Пятиэтажные дома Усть-Камчатска

Катера на берегу

Большой паром в Усть-Камчатске

Деревянный дом и высокая трава

20 сентября в 8 утра я уже вышел на дорогу. Конечно, водитель сдержал свое слово, и мы потом отправились в путь в полдень, но на всякий случай решил начать автостоп пораньше. С 8 до 11.30 встречал те же самые лица, что и вчера. Одного из шоферов особенно сильно беспокоила моя судьба. За день до этого он два раза подъезжал спросить, нужна ли помощь или ночлег. И сегодня снова приехал три раза: в первый - сказать "Доброе утро!", во-второй - просто поговорить, и в третий - привез мне колбасу, лимонад "Буратино", коробку пирожных, и дал триста рублей. Он говорил очень позитивные слова: "Сегодня у тебя будет удача" и т.д. А также вот что еще сказал:

"Знаешь, я тебе завидую! Я двенадцать с половиной лет провел море, как в тюрьме! И ничего не видел - ни женщин, ни Долины Гейзеров!"

Не стал ему сообщать, что хоть я и провел в море значительно меньше по времени, но видел пока только женщин, а Долины Гейзеров тоже еще нет. Вообще, все путешествие на Камчатку свелось к автостопу, и природных объектов я посмотрел мало.

"В море ведь тоже, наверняка, много интересного?" - спросил я своего собеседника.

"Ну, да… - покачал головой шофер, - Интересно смотреть, как к 50-ти годам многие сходят сума и умирают…"

Затем еще с одним водителем проговорили довольно долго. Он поведал короткую историю. Возможно, если ей удастся пройти через нескольких рассказчиков и подвергнуться народной литературной обработке, то из нее получится камчатский анекдот. Эта история основывается на одном интересном явлении, получившим распространение на Камчатке. Называется оно - любовь камчадалов к Калининграду. Многие жители полуострова ездят туда в путешествие, а кто-то переселяется навсегда. Сами аборигены объясняют такую склонность к жизни в Калининграде его географическим положением. Людей оттуда считают братьями по разуму, а сам город - почти таким же родным, как Петропавловск-Камчатский. Но, как следует из этой истории, некоторых после переезда ждет разочарование...

- Один знакомый уехал жить в Калининград, и все тоскует по Камчатке. Мы с ним часто разговариваем по телефону. Причем не я ему звоню, а он мне. И вот он один раз говорит: 

"Ты знаешь, я сижу у окна, а за ним на деревьях висят яблоки!"

"И что?"

"А я хочу, чтобы рыба!"


Коптильня на Камчатке

Поселок на Камчатке


Дверь начальника на Камчатке

Вулкан Шивелуч на Камчатке

Старая бензоколонка в поселке Ключи

В 11.30 появился тот самый водитель, который обещал вчера подвезти. По дороге мы сделали остановку у моста через пересохшую р. Кабеку. Здесь открывается хороший вид на вулкан Шивелуч. Вдруг вдали показался медведь. Зверь медленно переходил русло…На этом завершаю свой рассказ о путешествии на попутках по Камчатке.

Еще через пару часов пути, выйдя у поворота на Эссо, вскоре я вновь оказался в этой деревне и провел там два дня. Позвонив капитану, узнал, что он отменяет путешествие вверх по р. Камчатке, поскольку вместо этого будет заниматься ремонтом баржи. Андрей из Ключей тоже отменил поход к избушке у вулкана Ключевская сопка. Позвонил в порт - судна на Командорские острова в ближайшие пару недель не будет. В Анавгае водители вездеходов снова отказались со мной разговаривать по поводу автостопа. Неожиданно подвернулся вариант еще одного похода, но состоится он или нет стало бы ясно только через неделю. Почти по всем дорогам автостопом я проехал. Можно было еще съездить в Усть-Большерецк, но не захотел. В какой-то момент показалось, что на этот год миссия по Камчатке выполнена, и я улетел на Большую Землю. Осталось множество причин, чтобы однажды вернуться обратно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий